Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Оптимист"

Теракты в Чечне и открытый конфликт между Касьяновым и Грефом стали не лучшей прелюдией президентского послания Федеральному собранию. Владимир Путин был устремлен в будущее и на детали внимания не обратил.Главным событием прошлой недели стало послание президента Федеральному собранию. Как и предполагалось, серьезных неожиданностей оно не принесло. Однако посланию предшествовали несколько крайне тревожных событий. Прежде всего — два теракта в Чечне. В прошлый понедельник взрыв прогремел в селении Знаменское, административном центре Надтеречного района, одного из самых спокойных в Чечне. Террористы-смертники на «КамАЗе», груженном полутора тоннами взрывчатки, протаранили шлагбаум на блок-посту у комплекса административных зданий. В результате взрыва было разрушено несколько жилых домов, погибло 59 и ранено 320 человек.
Через день смертница с «поясом шахида» попыталась совершить покушение на главу администрации Чечни в его родном Гудермесском районе. Теракт произошел в селении Илисхан-Юрт во время религиозного праздника, на котором присутствовал Ахмад Кадыров. Глава администрации и стоявшие рядом с ним чеченские чиновники и религиозные лидеры не пострадали только потому, что их прикрыли своими телами охранники. Взрыв произошел в толпе, поэтому пострадавших оказалось очень много: 15 погибших, более 140 раненых.
Оба теракта отличаются исключительно дерзким характером. В первом случае в качестве объекта для нападения было избрано селение, играющее роль «витрины» чеченского урегулирования. Во втором — Гудермесский район, считающийся вотчиной Ахмада Кадырова. Именно здесь находится его родовое селение Центорой.
Эксперты отмечают и еще одну существенную особенность последних терактов. Если во время первой кампании террор был направлен в основном против мирного населения соседних республик, причем террористы стремились «покривляться перед телекамерами, а затем улизнуть без особых потерь», то сейчас они просто убивают, не делая никаких политических заявлений и не разбирая своих и чужих.
Теракты в Знаменском и Илисхан-Юрте наглядно показали, что единодушное голосование чеченцев за проект конституции республики, то есть, по сути, за ее сохранение в составе России, не отменяет того факта, что многие все еще голосуют против — взрывами. В связи с этим неизбежно возникает вопрос о том, насколько эффективна стратегия, избранная Москвой, и, что еще более существенно, насколько адекватна этой стратегии ключевая фигура мирного процесса — Ахмад Кадыров. Ведь попытка покушения свидетельствует о том, что даже в Гудермесском районе он не является хозяин положения.
После взрыва в Знаменском Владимир Путин был в полушаге от того, чтобы внести серьезные коррективы в политику урегулирования. С утра в понедельник, еще до того, как пришли первые сообщения о теракте, он направил в Госдуму законопроект об амнистии, которую обещал объявить после мартовского референдума. Однако, по данным «Профиля», после теракта по указанию из Кремля рассылка документа была приостановлена, а администрация президента приложила определенные усилия к тому, чтобы свернуть обсуждение темы амнистии в СМИ. Официальные подтверждения того, что законопроект поступил в Думу и принят к рассмотрению, появились только в четверг. По всей видимости, президент все же предпочел сохранить верность взятому ранее курсу. И это, пожалуй, стоит считать наилучшим выходом из создавшегося положения.
Ситуация для президента осложнялась еще и тем, что на прошлой неделе достиг своей высшей точки конфликт в российском правительстве. В понедельник стало известно, что глава Минэкономразвития Герман Греф продлил отпуск, в который он ушел еще в конце апреля. Тем временем в прессе появились сообщения о том, что премьер Михаил Касьянов готовит руководству министерства очередной разнос — на этот раз по поводу сформулированных подчиненными Германа Грефа предложений об устранении избыточных функций федеральных государственных органов.
В преддверии разноса, который, по прогнозам, должен был произойти на заседании правительства в четверг, заместитель министра экономического развития Аркадий Дворкович попытался опередить премьера. В среду он заявил, что аппарат правительства исказил программу социально-экономического развития России до 2005 года, подготовленную МЭРТ, перед тем как направить ее президенту.
В общем, в четверг все ждали крупного скандала. Многие наблюдатели считали, что Касьянов, уверенный, что в послании Федеральному собранию, намеченном на пятницу, президент объявит его виноватым во всех неудачах последних трех лет, в свою очередь, заранее сделает козлом отпущения Министерство экономического развития.
Однако скандал не состоялся. По свидетельствам очевидцев, премьер в самом начале заседания остановил попытки критики МЭРТ, предложив перевести дискуссию в конструктивное русло. И вслед за этим одобрил большинство вынесенных на заседание предложений министерства.
Надо полагать, неожиданное разрешение конфликта в правительстве объяснялось вмешательством Владимира Путина. Накануне заседания он встречался с Михаилом Касьяновым. По официальным сообщениям, на встрече обсуждалась общая финансово-экономическая ситуация в стране. Но в то же время нетрудно догадаться, что президент и премьер не могли не затронуть и тему аппаратных столкновений в кабинете министров. Возможно, между ними была достигнута некая договоренность — допустим, Касьянов отказывается от жесткой критики в адрес Германа Грефа, а Путин не задевает премьера в своем послании. Если это предположение верно, то происшедшее следует счесть большим успехом Михаила Касьянова. Он загодя начал наступление на одного из наиболее близких Владимиру Путину министров и благодаря этому обезопасил себя от критики со стороны президента, а возможно, и от скорой отставки. Правда, и Владимир Путин, пойдя на мировую, избавил себя от необходимости быстро принимать серьезные кадровые решения, что, как известно, он делать не любит.
Наконец, безусловным достижением президента на прошлой неделе следует считать ратификацию Госдумой договора о стратегических наступательных потенциалах, подписанного Владимиром Путиным и Джорджем Бушем еще год назад. Американский сенат ратифицировал договор в марте, но поскольку дело происходило в разгар войны в Ираке, российская Дума заартачилась и не последовала примеру своих заокеанских коллег.
К маю депутаты несколько остыли, а к тому же Кремлю и МИДу, которые столкнулись с необходимостью налаживать изрядно испорченные отношения с США, стала до крайности нужна ратификация договора. В итоге думские правые, центристы и либеральные демократы единодушно проголосовали за и довольный министр иностранных дел Игорь Иванов лично сообщил приехавшему в Москву госсекретарю Колину Пауэллу приятную новость. Не обошлось, правда, и без свойственных российскому парламентаризму курьезов. Перед заседанием лидер ЛДПР Владимир Жириновский довольно долго выступал перед телекамерами, рассказывая, сколько бед принесет России договор об СНП, но, завидев приближающегося Игоря Иванова, поменял гнев на милость и заявил, что ради одной улыбки такого замечательного министра иностранных дел договор ратифицировать надо.

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK