Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Период полураспада"

В России современным искусством увлекаются в основном интеллектуалы. А вот в Британии радикальные художники повернулись лицом к народу. Они доверили простым британцам выбрать лучшего из них. Всенародное голосование в Интернете началось 1 ноября.О полной свободе выбора говорить, конечно, не приходится. Ведь выбирать придется из шорт-листа, составленного знатоками современного искусства. Зато народный избранник , которого объявят 7 декабря, получит аж 20 тыс. фунтов стерлингов, а также почетное звание лауреата премии Тернера — одной из самых заметных мировых арт-наград.
Дело в том, что последние годы практически ни один тернеровский шорт-лист не обходился без скандала. В 2001 году, например, Мадонне, которой поручили вести церемонию награждения в прямом телеэфире, до такой степени понравилась работа победителя конкурса Мартина Крида «Лампочки включаются и выключаются», что певица не смогла сдержать матерных слов восторга. А желтые газеты запустили «утку», что конкурс выиграл вовсе не минималист Мартин Крид, а максималист Усама бен Ладен с произведением под названием: «Да, я помню, где я был 11 сентября. Спасибо большое».
В прошлом же году выставка работ, вошедших в шорт-лист тернеровской премии, вызвала недовольство практически на правительственном уровне. Министр культуры Ким Ховелс оставил в книге отзывов государственной галереи Тейт такую запись: » Все, что здесь выставлено, — холодное, бездушное, концептуальное дерьмо».
В этом году причин для скандала тоже предостаточно. Например, один из прорвавшихся в шорт-лист художников участвует в выставке в двух ипостасях: мужской и женской.
Трансвестит в законе Грейсон Перри выставил коллекцию ваз, покрытых слегка примитивистской живописью на тему секса и насилия, а также матерными надписями. Одна из ваз называется «Мы нашли тело вашего ребенка»: на глянцевитой поверхности изображен маленький трупик, мама и несколько понурых мужчин. Сам м-р Перри говорит, что хотел разбить «укрепившийся в нашем сознании образ вазы как предмета, аккуратненько стоящего на каминной полке у вашей старенькой тетушки». Это ему, бесспорно, удалось, как, впрочем, его женскому альтер-эго Клэр удалось разрушить представление о «невинном девичьем розовом платьице». Объект под непереводимым названием Coming out dress навлек на своего автора обвинения в педофилии.
Или братья Чэпмены — Джейк и Дино. Они, правда, и без всякого тернеровского приза люди небезызвестные. Когда в 1994 году они выставили в лондонской галерее Виктории Миро свою скульптурную версию одного из «Ужасов войны» Гойи, туда нагрянула полиция нравов. А рекламный магнат Чарльз Саатчи заплатил братьям полмиллиона фунтов за работу под все объясняющим названием «Ад».
То, что Джейк с Дино выставили в этом году, тоже очень похоже на ад. Но называется «Секс» и «Смерть». «Секс» представляет собой отвратительного, почти совсем разложившегося висельника, богато украшенного мухами и червями, а «Смерть» — двух отлитых из бронзы и очень искусно расписанных надувных секс-кукол в элегантной позе «69». По мнению кураторов галереи Тейт, «Смерть» Чэпменов — не заканчивающийся зачатием акт — представляет собой «метафору желания самих Чэпменов, чтобы их работы были мгновенно потреблены зрителем и также мгновенно забыты». Но Чэпмены умнее кураторов. Забыть их невозможно не только из-за откровенной омерзительности произведений, но и из-за как бы перепутанных названий, заставляющих среднего зрителя задуматься: мол, к чему бы это, а умника — вспомнить французских философов вроде мрачного Жоржа Батая и пр.
На фоне всего этого инсталляции Ани Галлачио из живых цветов и фруктов, которые должны гнить и увядать, пока длится выставка, и видео-арт Вилли Догерти, представляющий человека, со страшной силой бегущего из ниоткуда в никуда, кажутся плодом творчества младшей группы детского сада.
Этого, впрочем и добиваются кураторы и директора музеев современного искусства. Поставив некогда на шок и вложив в гниющих ворон Бойса и самовоспроизводящееся искусство Уорхола кучу денег, они не могут и не хотят от него отказываться. Но если искусство — это и только это, то все остальное (пейзаж там какой-нибудь или, не побоимся этого слова, натюрморт) оказывается китчем, пошлятиной, место которой на каминной полке у тетушки. А вот Чэпмены, наоборот, представляют собой торную дорогу современного искусства со всем его антибуржуазным пафосом. Таким антибуржуазным, что за него даже дают полмиллиона фунтов.
Год назад государственная галерея Тейт, та самая, где проводятся выставки финалистов премии Тернера, приобрела новый экспонат. Стоил он недорого — $61 тыс., а представляет собой 30 граммов человеческого дерьма, запаянного в консервную банку. Это одна из 90 банок, входящих в серию «Дерьмо артиста», которую создал в 1961 году итальянец Пьеро Манзони. По мнению закупочного комитета галереи, «работа Манзони — очень важный экспонат, приобретенный за невероятно низкую цену. Создавая это произведение, художник думал о таких значительных для искусства XX века проблемах, как авторство и воспроизведение искусства».
Сам Манзони умер 29 лет от роду, всего через два года после того, как закончил работу над своими консервами. Незадолго до смерти он писал другу, что его банки должны прийтись по душе тем коллекционерам, которые хотят, чтобы художники продавали не свое искусство, а «отпечатки пальцев». И выражал надежду, что эти банки взорвутся прямо в морду тем, кто их купил. Можно сказать, что его надежды оправдались.

АННА НАРИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK