Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Пираты XXI века"

27 февраля в Лос-Анджелесе в кинотеатре «Кодак» объявят лауреатов премии «Оскар». Ради этой церемонии прокатчики в Америке специально придержали выход на экран некоторых фильмовноминантов. Но российский зритель эти фильмы уже посмотрел — на пиратских DVD.Пока любители кино гадают, соберет ли «Авиатор» Мартина Скорсезе причитающиеся награды или фаворита все-таки обойдут «Волшебная страна» Марка Форстера и «Девочка на миллион долларов» Клинта Иствуда, злопыхатели прикидывают, кого из академиков, присуждающих «Оскар», схватят за руку на этот раз за торговлю копиями фильмов, рассылаемых им «для частного просмотра». Год назад агенты ФБР повязали члена киноакадемии США Кармайна Кариди. Он признался, что «переслал» своему другу более 60 кассет, полученных для просмотра.

В Россию пиратские копии чаще проникают не столь экстравагантным способом. Правда, известны случаи, когда фильмы крали непосредственно с монтажного стола в США и картина на пиратских DVD и видео оказывалась гораздо длиннее той, что выходила в официальный прокат. Ну еще на «Мосфильме» фильмы умыкают во время озвучки. Часто тиражируются экранные копии, записанные в странах, где прокат начинается раньше, чем в России. Бывает, фильм «крадется» во время закрытого просмотра. Такие копии, как правило, превосходного качества, так как делаются не «с плеча» в зале, а пишутся подкупленным киномехаником непосредственно с киноаппарата. Хорошее качество также у контрафакта, сделанного на основе копий for promotion only. Кстати, любой из вышеуказанных способов приносит непосредственному исполнителю весьма скромные деньги — не более $5 тыс.

По данным директора Российской антипиратской организации (членами РАПО являются 33 мировые и российские компании) Константина Земченкова, в России работает 24 завода по выпуску DVD, причем только три из них занимаются исключительно контрафактом. Большинство остальных «днем» работают по лицензиям, а пиратские диски штампуют «ночью», втихаря. «Мы пытаемся с этим бороться: инициируем проверки и подаем иски в суд. Например, недавно был осужден на год условно начальник смены одного из заводов, где была изъята партия контрафактных DVD. Ее стоимость составила $300 тыс.», — рассказывает Земченков. Общий ущерб от пиратской деятельности в России и странах СНГ оценивается западными экспертами в $320 млн. в год — не считая убытков от экспорта контрафактной продукции уже из России. Сборы кинотеатров, по данным журнала «Кинобизнес», в 2004 году составили около $268 млн. При этом потенциальная емкость кинорынка России и СНГ оценивается в $370 млн., и пираты, выпуская кино раньше официальной премьеры, играют не последнюю роль в недосборах.

На абордаж!

Казалось бы, чего проще — достаточно выпускать фильм в России одновременно с премьерой на Западе, и доходы от проката существенно возрастут. Но все не так просто, как кажется. Права на прокат фильмов продают на основных кинорынках— в Лос-Анджелесе, Каннах, Милане. Оформляется договор, в котором оговаривается количество копий проданного фильма (от одной копии артхауса — до 350 копий для голливудского блокбастера), тогда же могут быть приняты и принципиальные решения о сроках показа в России. В случае с блокбастерами (а именно они и составляют основу контрафакта) студии-правообладатели сами разрабатывают рекламную кампанию фильма и определяют время его появления в различных частях земного шара. Например, картина может появиться одновременно на всех экранах от Лондона до Гонконга, как это было со «Звездными войнами» или «Послезавтра». Но когда студии таких требований не предъявляют, решение принимает правообладатель совместно с местным дистрибьютором. Последний же, получив приблизительную дату показа, оценивает обстановку на местном рынке. Если в это время другие компании запускают схожий по жанру или составу актеров фильм либо картине светят какие-нибудь крупные кинонаграды, может быть принято решение «придержать» картину. Этими проволочками пираты и пользуются.

Впрочем, вопреки их деятельности в последние несколько лет в России сложился устойчивый рынок проката. Он состоит, во-первых, из дистрибьюторов, представляющих компании-мейджоры — крупные голливудские корпорации. «Каро-премьер» представляет компанию Warner Bros., «Каскад» — Вuenа Vista и Columbia Pictures, «Гемини» — 20th Century FOX и MGM, а международная компания UIP — Paramount, Universal и Dreamworks. Во-вторых — из независимых прокатчиков, покупающих фильмы на кинорынках: «Вест» работает со своим постоянным партнером Miramax, «Централ Партнершип» сотрудничает с европейскими студиями, есть еще «Парадиз», «Пирамида». Дистрибьюторы живут на 5—20% от проката (когда речь идет о блокбастере и есть уверенность в успехе, мейджоры снижают процент). А независимые прокатчики покупают пакеты прав на фильмы, которые мейджоры по различным причинам (главным образом когда правообладателю срочно нужны деньги и он не готов ждать, пока фильм сделает кассу по всему миру) решают пустить в свободную продажу. «В отличие от дистрибьюторов-мейджоров, независимые прокатчики покупают весь пакет прав, включая права на кинопрокат, показ на телевидении (спутниковом, общедоступном, региональном), видео и DVD, — поясняет гендиректор компании «Централ Партнершип» Рубен Дишдишян. — Борьба за мейджоров идет нешуточная: фильмы часто покупаются на домонтажной стадии». Прибыль независимых прокатчиков составляет разницу между стоимостью пакета прав и выручкой кинотеатров, продажами DVD и видео. Поэтому им нужно, как и производителям фильмов, буквально гадать, какое кино потенциально прибыльно, а какое — нет. Например, поначалу россиянам показалось безумием отдать около $3 млн. за пакет, который включал в себя два «Властелина колец», «Час пик-2» и «Блэйд-2». А в итоге только первый «Властелин колец» собрал больше $5 млн., второй — $7 млн. То есть чистая прибыль составила несколько сотен процентов! Поэтому именно независимые прокатные компании сильнее всего страдают от контрафакта.

Однако, как бы ни уверяли прокатные компании, что они не собираются форсировать сроки показов из-за угрозы пиратов, очевидно, что в России проблема контрафакта актуальна, как нигде. По некоторым оценкам, лишь 5—10% видео и DVD в России легальны. Причин несколько, и на первом месте простое российское соображение: зачем платить, когда можно взять даром? За примером далеко ходить не надо: на последнем Московском кинофестивале Квентин Тарантино на премьере «Убить Билла-2» поинтересовался: «Кто уже видел этот фильм?» В ответ поднялся лес рук, на что Тарантино ответил: You are all arrested! («Вы все арестованы!»). Ведь посмотреть картину можно было только на пиратской копии, купленной за 100—150 рублей. Кстати, в зале кинотеатра «Пушкинский» в тот момент сидела далеко не бедная VIP-публика. Вторая причина, благодаря которой пиратство процветало во все времена, — коррумпированные чиновники. Пираты работают под прикрытием «своих» милиционеров: хоть 90% «левых» точек и известны, большинство антипиратских рейдов уходит ни с чем. На той же «Горбушке» 80% продукции — контрафакт. Вдобавок половина пиратской продукции после изъятия опять возвращается на рынок, а не уничтожается, как должно бы быть. Куда там проворовавшимся американским киноакадемикам!

«Я за всю жизнь не купил ни одного пиратского диска»

Артемий Троицкий, продюсер:

«Профиль»: Почему у нас так много пиратов?

Артемий Троицкий: Наши пираты — это огромные предприятия, которые принадлежат местным властям, губернаторам и мэрам. Заводы работают по «серым» схемам, и лишь мизерную часть продукции составляют лицензионные диски. Но эта мизерная часть дает им право говорить, что если завод закроется, то не будут поступать налоги, люди останутся без работы и т.п.

«П.»: Кто с этим борется?

А.Т.: В правительстве, скорее, имитируют борьбу с пиратством: ну, снесут пару ларьков с «левыми» дисками, ну, подавят несколько тысяч CD бульдозерами, примут парочку постановлений и успокоятся. Чему тут удивляться — ни для кого не секрет, кто у нас «в доле» с пиратами. Так что получается не борьба с контрафактом, а борьба правой и левой рук одного организма. Впрочем, с экономической точки зрения пиратский рынок в России оправдан.

«П.»: Как это?

А.Т.: Для меня до сих пор удивительно, что у нас в стране есть люди, которые готовы выложить $25 за диск. Это же ненормально, если наши зарплаты в 10—12 раз ниже западно-европейских, а диски стоят столько же. Вот если бы эти Universal’s, Columbia’s и все крупные компании снизили для нас цену на диски, эффект был бы больше. Впрочем, в музыке уже выпускают «обедненные» версии пластинок, с пометкой «для России и СНГ», которые стоят дешевле.

«П.»: А вы сами покупаете контрафакт?

А.Т.: Я за всю жизнь не купил ни одного пиратского диска, но не потому, что я такой белый и пушистый, а потому, что контрафактная продукция мне неинтересна. Пираты тиражируют массовую культуру, которая лично меня оставляет равнодушным. Я ведь даже «Титаник» не смотрел.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK