Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Пытки в ассортименте"

Применение пыток на допросах пленных из «Аль-Каиды» — изобретение не вашингтонских правительственных чиновников, а разработка экспертов-частников. Получая гонорар за каждый день работы, они лично наблюдали за осуществлением программы в тайных тюрьмах ЦРУ.Свою новую жизнь Джеймс Митчелл каждое утро начинает одним и тем же ритуалом: делает пробежку в шортах от Adidas, облегающей черной футболке, в ушах — бананы от iPod-а. Затем садится в роскошный вездеходный «лексус» и катит к своей двухмиллионной вилле по адресу Lake Vienna Drive, Pasco County, Florida.
   Усадьба в латиноамериканском стиле с фасадом из природного камня, колоннами и пальмами у входа, новенькая, только что отстроенная. Митчелл купил участок в крепко охраняемом поселке для тех, кто прилично зарабатывает.
   Справа от виллы гараж на три-четыре машины, на вездеходе сзади закреплен горный велосипед. Митчеллу под шестьдесят, у него ровный загар, благородная седина, аккуратно постриженные усы и модные солнечные очки. На поддержание здоровья он тратит два часа в день. Спорт занимает важное место в его новой жизни под синим небом Флориды.
   Именно Митчелл разработал для администрации Джорджа Буша правила программы, которая несколько стыдливо называется «специальные приемы допроса» и которая была «авторизована» президентом в 2002 году. Фактически Митчелл разработал инструкцию по применению пыток. Его заказчиком было ЦРУ. Секретная служба Америки, занимающаяся внешней разведкой, на своем веку придумала немало вещей, которым поначалу была жутко рада и о которых впоследствии горько сожалела. Теперь вот выяснилось, что ЦРУ именно в связи с допросами, в которых применялись пытки, занималось «аутсорсингом» — выдавало подряд сторонним исполнителям. И это оказалось самой мрачной главой в эпохе Буша. Разработку пыток и надзор за их проведением ЦРУ отдало на откуп частной фирме, которой управляют Джеймс Митчелл и его коллега Брюс Джессен.
   В итоге два психолога, в жизни своей не проведшие ни единого допроса, разработали основную часть программы допроса пленных. То есть работали два дилетанта.
ВАШИНГТОН, ДЕКАБРЬ 2001 ГОДА
   Через три месяца после терактов 11 сентября 2001 года Буш изгнал талибов из Афганистана и поручил ЦРУ допрашивать пленных, подозреваемых в связях с «Аль-Каидой». Как раз опыта ведения допросов у этой разведслужбы мало. С просьбой о содействии она обратилась к Министерству обороны. Оттуда по разным адресам было послано несколько запросов, один из них поступил в Объединенное агентство по реабилитации личного состава. Это подразделение Министерства обороны занимается американцами, попавшими в плен, и секретной подготовкой военных по программе SERE.
   За этим сокращением стоят слова Survival — выживание, Evasion — уклонение, Resistance — сопротивление, Escape — побег. По этой программе американских солдат, в первую очередь пилотов, готовят к ситуациям, возникающим в случае попадания в плен. На отдельных тренировочных занятиях они учатся тому, как противостоять унижениям и избиению, в экстремальном случае — как переносить пытки.
   Эти методы базируются в основном на опыте войны в Корее: солдат на занятиях раздевают донага, подвергают воздействию экстремальных температур, глушат громкой музыкой и с размаха бросают на стену. Их заставляют часами находиться в неудобных позах и подвергают пытке, имитирующей утопление.
   Запрос ЦРУ о новых методах допросов попал и к Джеймсу Митчеллу. Будучи психологом по образованию, он несколько лет работал с военными и обучал солдат по программе SERE. Полковник ВВС Стивен Клейнман считает, что у Митчелла в этой сфере большие заслуги: «Если бы он этим ограничился, можно было бы даже сказать, что он немало сделал для своей страны. К сожалению, после этого его никто не остановил».
   К моменту, когда Митчелл узнал о запросе из Вашингтона, прошло уже шесть месяцев после его увольнения из армии. Он решил завести собственное дело и первый раз в своей жизни основал маленькую фирму Knowledge Works: разнообразные консультации, как сказано в документах. Будем рады любым клиентам и заказам.
СПОКАН/ШТАТ ВАШИНГТОН, НАЧАЛО 2002 ГОДА
   В конце 2001 года Митчелл разыскивает одного бывшего сослуживца, продолжающего работать в проекте SERE уже в должности начальника отдела, — психолога Брюса Джессена, которому тогда перевалило за пятьдесят и с которым жили жена и сын. Как и Митчелл, Джессен мормон. Как утверждают их коллеги, оба истово верили и, как многие мормоны, проявляли себя как пламенные патриоты.
   Митчелл просит Джессена о помощи. Задание такое: нужно ознакомиться с документами, захваченными американскими войсками в Афганистане и описывающими методы подготовки боевиков «Аль-Каиды». После этого они вдвоем разрабатывают первые рекомендации о том, как эффективнее сломить сопротивление узника из «Аль-Каиды».
   В апреле они представили первый проект новой программы допросов. В нем описывались ныне всем известные приемы лишения сна, применения физического насилия, имитации утопления. Один из работавших над этой программой рассказывает, что оба ее изобретателя прямо-таки горели желанием стать консультантами ЦРУ и «включиться в борьбу с террором». А что же ЦРУ? Разведчикам было нужно научное и психологическое обоснование того, что они намеревались делать, объясняет информант.
ФАЙЗАЛАБАД/ПАКИСТАН, 28 МАРТА 2002 ГОДА
   Агенты ФБР вместе с подразделениями пакистанской полиции в два часа ночи берут штурмом двухэтажное здание на окраине города и захватывают человека по имени Абу Субейда, руководившего в «Аль-Каиде» тыловой службой материально-технического снабжения. На тот момент это был самый высокопоставленный пленник, оказавшийся в руках американцев. Они считали Абу Субейду четвертым по значимости руководителем в иерархии «Аль-Каиды».
   Арест Абу Субейды приводит в Вашингтоне к новой волне нервозности. «Тут как раз и начались споры с Советом по национальной безопасности о том, как следует обращаться с ним, — напишет позднее бывший директор ЦРУ, Джордж Тенет. — И мы задавали себе вопрос: что мы можем сделать в рамках закона, чтобы получить от него нужные сведения».
   Потом было много встреч и презентаций, в которых участвовали президент Буш, вице-президент Чейни, государственный секретарь Кондолиза Райс и шеф ЦРУ Тенет с заместителем. Тенет заявляет, что после тщательного изучения вопроса ЦРУ пришло к заключению, что подробности о планирующихся операциях террористических групп получить у фанатиков из «Аль-Каиды» можно только методами, заимствованными из программы SERE. Такие приемы допроса, аргументировали сторонники этой идеи, опробованы в рамках подготовки военнослужащих на тысячах американцев.
   Утверждают, что кто-то докладывал вашингтонским политикам о потоке предостережений, поступавших в Министерство обороны от полдюжины инструкторов SERE. Подполковник ВВС Даниель Баумгартнер, руководивший программой SERE, уже в декабре обращался с настоятельной просьбой не применять методы SERE на допросах. Надежность их невысока, сообщал он, а не исключено и обратное действие — они могут повысить желание пленного сопротивляться.
   На следующий день после захвата Субейды, 29 марта 2002 года, Джеймс Митчелл закрывает свою только что учрежденную фирму Knowledge Works. Вместе с Брюсом Джессеном, который несколькими месяцами позже подает в отставку, они создают новое предприятие, Mitchell Jessen & Associates. Оба они на договорной основе становятся партнерами ЦРУ с суточным гонораром в 1000 долларов, не считая накладных расходов и премий.
ТАЙНАЯ ТЮРЬМА ЦРУ В ТАИЛАНДЕ, АПРЕЛЬ 2002 ГОДА
   Палестинца Абу Субейду, родившегося в Саудовской Аравии, спустя лишь несколько дней после ареста в сопровождении агентов ФБР самолетом отправляют в тайную тюрьму в Таиланде, находящуюся в ведении ЦРУ. Один из сотрудников ФБР, по имени Али Суфан, родом из Ливана. Он мусульманин, переехавший в 1987 году в США и бегло говорящий по-арабски. За его плечами участие в расследовании в Йемене, касавшемся нападения террористов из «Аль-Каиды» на эсминец «Коул» в 2000 году.
   Тогда Суфану было тридцать лет. Он приверженец давно принятой в ЦРУ стратегии контакта с пленным. Допрос может принести желаемый результат, только если сначала установить отношения, сделать так, чтобы пленный доверял допрашивающему. Суфан обработал свежие раны Абу Субейды — во время захвата он получил пулевое ранение. Он намекнул, что знает даже, как мать обращалась к нему, когда он был маленьким.
   Семь лет Суфан воздерживался от рассказов о своей роли в допросе, проходившем в Таиланде. На позапрошлой неделе он дал интервью журналу Newsweek. Его мотив: разоблачить «гнусное вранье, будто эти агрессивные приемы допроса давали какой-то эффект».
   Суфан показывал Абу Субейде фотографии членов «Аль-Каиды». Увидев среди них Халида Шейха Мухаммеда, пленный сказал: это человек, придумавший и организовавший теракты 11 сентября. Администрация Буша без всяких оснований сочла этот результат, полученный в ходе допроса сотрудниками ФБР, огромным прорывом и доказательством эффективности его новых методов.
   Несколькими днями позже в Таиланд прибыли агенты ЦРУ. Их сопровождал Джеймс Митчелл, создатель новой методики допросов. Тон разговора с пленным моментально меняется. Митчелл требует ужесточить обращение, если Абу Субейда будет уклоняться от ответов.
   Однажды сотрудник ФБР Суфан обнаруживает пленного в камере раздетым догола. Он тут же бросил Субейде полотенце и устроил Митчеллу громогласный скандал: «Мы здесь — Соединенные Штаты Америки, мы такими делами не занимаемся!» Он не преминул спросить, кто дал Митчеллу санкцию на такое поведение. В ответ он услышал: эти методы одобрены «высшими кругами Вашингтона». Это происходило в апреле 2000 года, за четыре месяца до первого «меморандума о пытках», которым администрация Буша дала юридическую основу для применения этих приемов допроса.
   Окончательный разрыв в отношениях произошел в тот день, когда Суфан обнаружил деревянный ящик, по форме напоминавший гроб. Его явно заготовили для имитации похорон. Суфан связался с Вашингтоном, со своим начальником в ФБР Робертом Мюллером, и тот принял решение: его люди в этом участвовать не должны. Суфан и один его коллега получают приказ возвращаться в Вашингтон. С того момента у Митчелла и ЦРУ руки были развязаны.
   Позже в беседе с работниками Красного Креста Абу Субейда дал показания: его неоднократно и на много часов запирали в этом ящике, он задыхался и почти не мог дышать. Кроме этого, его по многу раз подряд с размаху толкали на стену, не давали спать, обливали ледяной водой, включали оглушающую музыку. Восемьдесят три раза его подвергали пытке утоплением.
   «Они тогда не скрывали, что я один из первых, к кому применяются эти методы допроса, и что правил еще никаких не существует, — рассказал он несколько лет спустя. — У меня было ощущение, что они экспериментировали и решали, какие приемы нужно применять к другим пленным».
   Для Митчелла Абу Субейда был объектом опытов. В присутствии агентов ФБР этот психолог якобы однажды изрек: его нужно держать как собаку в клетке; это как при дрессировке: если собаку «учить» электрошоком, она раньше или позже прекращает сопротивление.
   Допросы Абу Субейды были задокументированы лучше всех прочих экспериментов этого рода. Одно время в ЦРУ скопилось 90 видеопленок допросов, включая и имитацию утопления. В ноябре 2005 года все кассеты были уничтожены. Однако на прошлой неделе перед правовым комитетом Сената США агент ФБР Суфан выступил в качестве свидетеля.
СПОКАН/ВАШИНГТОН, АПРЕЛЬ 2009
   Бизнес фирмы Mitchell Jessen & Associates по-прежнему идет хорошо. У нее уже 120 служащих, большинство из которых имеют допуск к работе в сфере безопасности того уровня, который получают только сотрудники правительства. Здесь нашли себе применение многие бывшие коллеги по работе в программе SERE. Митчелл и Джессен сняли два этажа в офисном здании в центре города, в том числе и верхний. Он оборудован устройствами против прослушивания и дверьми особой прочности. Это стандарт, обязательный для фирм, сотрудничающих с ЦРУ.
   Адвокат Абу Субейды Брент Микам собирается подать гражданский иск на Митчелла и Джессена, если президент Барак Обама не станет добиваться открытия на них уголовных дел.
   Джеймс Митчелл в эти дни вежливо разъясняет журналистам, что он бы не прочь высказать свое мнение обо всем этом. Но, к сожалению, не может — он давал подписку о неразглашении.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK