Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Семья на депозите"

Ирина Малышева, генеральный директор петербургской компании АВК, двенадцать часов в сутки занята брокерской, дилерской и депозитарной деятельностью. Она знает цену всем бумагам и облигациям Санкт-Петербурга, Оренбурга и Свердловской области. Но главная ценность Ирины — ее семья.Ирина Малышева: Жена — «вторая половина»?! Какая глупость. Это как же надо понимать? Что есть мужчина, а при нем женщина? Но с этим можно поспорить. Если в нашей семье и две половины, то они равные. Мы никогда с мужем не выясняем, кто из нас первый номер, а кто второй.
Константин Зборовский: И давно вы так, на равных, существуете?
И.М.: С 1980 года. Мы познакомились на Кировском заводе, где оба работали. До этого я успела окончить с красным дипломом Пензенский политехнический институт, где получила очень редкую тогда специальность — «информационно-поисковые системы и информационно-поисковые языки». Считалось, что это профессия будущего. Мы работали на вычислительных машинах, которые использовали перфокарты. Тогда это было актуально, а сегодня мой сын, сколько ему ни объясняй, не может понять, зачем перфокарты нужны.
После вуза я получила распределение в Ленинград, на Кировский завод. Заводское начальство, правда, настаивало, чтобы институт дал им парня. Но декан сказал, что я заменю любого мужика и что они не пожалеют.
На заводе я работала в АСУ — отделе автоматизированных систем управления. Мой будущий муж Владимир обслуживал ЭВМ. Он «железячник»: занимается компьютерами, сетями. Для меня это сложно. Я знаю, что есть пентиумы, что существуют серверы, которые «все поддерживают». Но что именно поддерживают и как — не представляю. Это Володина епархия. Он работает в фирме «Гелиос», которая обслуживает и нашу компанию.
Владимир Малышев: На заводе мы с Ириной иногда работали в одну смену, ходили вместе на обеды, пили чай, вели разговоры. На нее нельзя было не обратить внимания. Она по природе лидер: легко сходится с людьми, легко всеми руководит. На заводе была секретарем комсомольской организации. А я по натуре исполнитель. Меня хоть застрели — командовать не заставишь.
К.З.: Вам и дома, наверно, достается?
В.М.: Попытки бывают, но я спокойно к этому отношусь…
И.М.: Сразу говорит, что я, видимо, не накомандовалась за день.
К.З.: А вы, Владимир, и дома руководите техническим отделом?
В.М.: Я только готовить не умею. Пока жили в общежитии, стирка и уборка были на мне. В прошлом году мы переехали на новую квартиру. Теперь у нас есть помощница.
И.М.: В 1982 году мы поженились. Практически сразу родился сын. И пять лет с маленьким ребенком мы жили в заводском общежитии. Причем общежитие было женское. И Володе разрешили там обитать в виде большого исключения.
К.З.: То есть вы хлебнули всех прелестей социализма?
В.М.: Все было в лучших традициях. По правилам общежития посещать жену можно было только до 23.00. Если человек задерживался позже одиннадцати, об этом сообщали на работу: дескать, нарушает режим. Потом, правда, стало полегче: на вахте за своих жен стали дежурить курсанты Высшей школы милиции. Они, как семейные, нас, женатых, понимали и пропуск не отбирали.
К.З.: Дом, в котором вы теперь живете, тоже, говорят, был общежитием.
И.М.: Да, это бывшая общага, кажется, Метростроя. Его перепланировали так, как хотели жильцы. Я мечтала о большой кухне и ванной. Теперь у меня большая кухня и две ванные комнаты. Квартира получилась функциональной и удобной. Мы шутим, что теперь живем в общежитии улучшенной планировки.
К.З.: Дизайном занимались сами?
И.М.: Нам помогал выпускник петербургского художественного училища имени Мухиной. Он оформлял квартиру нашим друзьям, и те передали нам его по наследству.
К.З.: Ирина, как же вы с Кировского завода попали в финансовую компанию?
И.М.: Случайно. Завод создал несколько малых предприятий, и я перешла в одно из них. Чуть позже наше предприятие купило брокерское место на только что открывшейся петербургской бирже, ребята собрались сдавать экзамен на получение брокерской лицензии. Я говорю: «А меня почему с собой не зовете?» «Да ладно,— говорят,— там 700 вопросов, слова не все понятны. Я говорю: «Дайте и мне вопросы, я тоже хочу экзамен сдать». Два дня на даче вопросник штудировала. Все абсолютно новое. Учу, что такое эмитент, и думаю, почему по-другому никак нельзя его назвать. Потом поняла, что по-другому и не назовешь. Короче, лицензию я получила, и она у меня год пролежала, что называется, про запас. А в 1994 году меня пригласили в брокерскую компанию АВК — «Александр В.Костиков и партнеры».
Основатель фирмы — Игорь Костиков, ныне глава Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ). Мы гордимся: все-таки министра в своих рядах вырастили.
Когда Игорь Владимирович переехал в Москву, место руководителя фирмы перешло ко мне. В 1994 году АВК заключила договор с петербургским комитетом экономики и финансов на обслуживание облигаций города. Петербургский облигационный заем оказался выгодным проектом. Мы стали генеральным агентом займов Свердловской, Омской, Оренбургской областей. АВК получила лицензию на инвестиционную деятельность. Мы наладили сотрудничество с иностранными венчурными фондами и сегодня в качестве финансового консультанта готовим инвестиционные сделки российских и зарубежных компаний.
К.З.: И какие инвестиционные проекты вам удалось реализовать?
И.М.: Мы привлекли деньги на развитие Покровского стекольного завода и петербургского комбината «Пекарь». Обычно мы контролируем тот или иной проект до тех пор, пока действует договор об инвестициях. Когда у российских предприятий на счетах нет денег — это полбеды. Настоящие проблемы начинаются, когда появляются средства и их нужно с умом потратить.
К.З.: У вас, наверное, часто спрашивают совета, куда вложить деньги?
И.М.: Я в таких случаях рекомендую обратиться к хорошему брокеру.
К.З.: Ирина, а почему ваш кабинет украшает портрет Карла Маркса?
И.М.: Маркс — выдающийся мыслитель. Чтобы разобраться в экономике, достаточно прочитать «Капитал». Все поймешь. Только многие поняли его не так, как следовало. Я сделала другой вывод: экономика должна быть рыночной. При этом элементы планирования тоже нельзя отрицать, но не следует доводить их до абсурда.
К.З.: Вы много работаете?
И.М.: В среднем по двенадцать часов в сутки. И это нормально. Хотя, возможно, для американцев это недопустимо, они привыкли в шесть-семь часов уходить со службы. Но американскому фондовому рынку уже больше ста лет, а нашему — только семь. У нас слишком много проблем, и решить их за семичасовой рабочий день не успеваешь. Вот когда отечественному рынку исполнится хотя бы лет двадцать — рабочий день у нас будет, как прописано в КЗОТе.
Мне приходится не только работать, но и учиться. Сейчас я заканчиваю Финансовую академию при правительстве РФ. У меня, по сути, высшее техническое образование, а необходимо и экономическое.
К.З.: Но вы, наверное, все-таки отдыхаете?
И.М.: Конечно. Стыдно сказать — как. Я люблю спать. Если я не выспалась, это трагедия. В выходные дни мы валяемся в постели до полудня. В последнее время увлеклась чтением детективов. Наверное, потому, что в них нет ничего о бизнесе.
Если едем в отпуск, то обязательно на море. И чем ближе к пляжу расположен отель, тем лучше. Новый год встречаем с родителями — это традиция. Только в этом году ее нарушили и остались в Питере, чтобы сын спокойно сдал сессию. А раньше каждый год навещали бабушек и дедушек — родителей Володи в Великих Луках и моих — в Пензе. Вообще, мои папа с мамой из Оренбургской области, из известного села Татищево.
К.З.: Так вы оренбургская казачка?
И.М.: Своим родным городом я считаю Петербург, потому что живу здесь уже двадцать лет. Но корни у меня действительно казацкие. Папа был военным. Я родилась в Литве, моя сестра — в Эстонии. Мы долгое время жили на Украине. В школе я даже учила украинскую мову. В конце концов родители поселились в Пензе.
К.З.: Вы такая деловая и энергичная в отца или в мать?
И.М.: Наверное, все-таки в отца. У мамы (и у бабушки) я научилась другому — хорошо готовить.
К.З.: Владимир, а какое блюдо у Ирины получается лучше всего?
В.М.: Сразу и не скажешь. Она никогда ничего не портит. Готовит не по книжкам, а на глазок, но всегда ужасно вкусно.
И.М.: У нас есть еще одна семейная традиция. В выходные дни мы по утрам печем блины. По маминому совету я завариваю тесто кипящим молоком, тогда блины получаются мягкими, воздушными и ажурными.
К.З.: Кулинария — ваше хобби?
И.М.: Нет, что вы! Мое увлечение — машины. Недавно в Петербурге, в одном из недостроенных цехов Кировского завода, открыли картинговый центр. По воскресеньям мы с сыном устраиваем там гонки. А по городу я езжу на «тойоте». Владимир моего увлечения не одобряет, считает, что это лишний риск.
К.З.: Вы упомянули, что сын сдавал сессию. А где он учится?
И.М.: Получилось так, что он выбрал специальность, связанную и с экономикой, и с компьютерами. Игорь — будущий экономист-кибернетик. Он учится на втором курсе Петербургского государственного университета. Решил получить классическое петербургское образование.
К.З.: Вы представляете себя свекровью?
И.М.: Надеюсь, это случится не очень скоро, но я с удовольствием попробую себя в этой роли. У меня есть положительный пример — моя свекровь. У нас с ней теплые и доверительные отношения. Не могу припомнить, чтобы мы друг на друга обижались.
К.З.: Будете ходить с невесткой в картинговый центр?
И.М. (смеется): Да, это было бы замечательно.
К.З.: А вы не хотите сбавить обороты, поменять сферу деятельности, может быть, стать домохозяйкой?
И.М.: Не хочу. Семья меня понимает. Если бы не поддержка мужа и сына, то мне действительно пришлось бы выбирать: либо дом, либо работа. Но, к счастью, меня никто ни разу перед таким выбором не ставил.

КОНСТАНТИН ЗБОРОВСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK