Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СКАНДАЛЬНАЯ ЕВРОПА"

Если Европа продолжит строить реальные отношения с Россией, основываясь на прежних принципах, новое охлаждение отношений неизбежно.    Недавнее заявление главы МИД Италии Франко Фраттини о необходимости отмены виз между Россией и странами Евросоюза, а также визит Дмитрия Медведева во Францию в очередной раз вызвали в нашей стране прилив оптимизма по поводу будущего отношений между Россией и ЕС. Впрочем, ревизия практических результатов заставляет относиться к наметившемуся между Россией и ЕС потеплению с изрядной долей скепсиса.
   
УДРУЧАЮЩИЕ ИТОГИ
    Вопрос об отмене виз поднимается Москвой накануне каждого саммита Россия-ЕС и каждого визита российских лидеров в ключевые страны Евросоюза. Однако все, чего удалось добиться за последнее десятилетие, — это облегченный режим для нескольких ограниченных категорий российских граждан. Для всех остальных многие страны ЕС, наоборот, ввели более жесткие правила получения виз. И это несмотря на то, что Россия выполнила все встречные требования ЕС, в частности, взяла на себя обязательства по реадмиссии нелегальных мигрантов.
   Еще более удручающими выглядят результаты экономической интеграции. Несмотря на бесконечные заявления европейских политиков и чиновников о необходимости обеспечения прозрачности границ для взаимных инвестиций, ни одна крупная сделка по слиянию и поглощению крупных европейских активов, которая позволила бы российским корпорациям выйти на новый уровень, так и не состоялась. Российская «Северсталь» была близка к слиянию с Arcelor, но сделка не состоялась. Консорциум Сбербанка и канадской Magna уже практически закрыл сделку по покупке Opel у General Motors, но в последний момент американский автогигант передумал, нарушив все достигнутые договоренности и поставив власти Германии в дурацкое положение. Даже если российским корпорациям удавалось приобрести европейские активы, обладающие современными технологиями и ноу-хау, то с импортом этих технологий в Россию неизменно возникали непреодолимые трудности, причем зачастую с самой неожиданной стороны. Например, восставал менеджмент, миноритарии или профсоюзы.
   
КОМПЛЕКС ГАРСОНА
   Можно отметить еще одну занятную закономерность, которая как нельзя лучше демонстрирует истинное отношение ЕС к России. Вслед за периодами потепления отношений на официальном уровне в Европе неизменно вспыхивали скандалы с участием российских бизнесменов и политиков, которых обвиняли в связях с криминалом и отмывании денег.
   Сперва на борьбе с «русской мафией» специализировались правоохранительные органы Швейцарии, прежде всего незабвенная Карла дель Понте. Потом эта почетная эстафета была передана Франции. И вот теперь на роль спецуполномоченного по выведению русских политиков и бизнесменов на чистую воду претендует испанский судья Бальтазар Гарсон.
   В октябре 2008 года Гарсон объявил в розыск председателя комитета по финансовому рынку Госдумы РФ Владислава Резника. Депутата подозревали (а вернее сказать, публично обвинили) в отмывании денег. А уже через год Гарсон замахнулся на Олега Дерипаску, которого обвинили в работе со счетами русской мафии. Как большинство «швейцарских» и «французских» скандалов с участием россиян, наезд испанских правоохранителей не имел (да и не мог иметь) никакого внятного результата в виде официально предъявленных обвинений или судебных вердиктов. Тем не менее медийный шлейф от них остался весьма солидный. Ради чего, собственно говоря, все это и затевалось.
   Беда в том, что отношение к России в Европе формируется в значительной степени подобного рода громкими публикациями, а не пространными заявлениями официальных лиц. И какие обнадеживающие и правильные слова ни произносились бы на саммитах, неутешительная правда заключается в том, что русских бизнесменов в Европе давно и успешно пытаются превратить в касту неприкасаемых.
   
МАРШ МЕНДЕЛЬСОНА
    Как громкие «разоблачения» и скандальные публикации в европейских СМИ отражаются на бизнесе российских компаний в Европе, прекрасно иллюстрирует история банкротства производителя легких коммерческих грузовиков LDV, контроль над которым в 2006 году получила российская группа «ГАЗ». Попавшая после начала кризиса в сложную ситуацию из-за катастрофического падения авторынка LDV обратилась к правительству Великобритании с просьбой о предоставлении кредита в 40 млн фунтов, но получила решительный отказ. Решение о выделении финансовой помощи всецело зависело от министра торговли и бизнеса лорда Питера Мендельсона, который два года назад оказался в центре громкого и дутого скандала. Мендельсон, тогда еще торговый представитель Великобритании в ЕС, был замечен среди гостей вечеринки, состоявшейся на яхте хозяина ГАЗа Олега Дерипаски.
   Ничего более предосудительного этот уважаемый политик не совершил, однако британская пресса немедленно обвинила его в том, что он чуть ли не куплен господином Дерипаской. Более чем вероятно, что в помощи LDV Питер Мендельсон отказал именно потому, что испугался новых обвинений в «особых отношениях» с российским миллиардером, — эта версия всерьез обсуждалась в самой Великобритании. И это притом, что собственной автомобильной промышленности у Великобритании практически не осталось, а на тот момент LDV был одним из немногих британских автомобилестроителей, имевших шансы устоять на ногах и пережить кризис.
   
БЕЗУМНЫЙ РАСЧЕТ
   Навязчивые попытки сделать из российского капитала жупел, на первый взгляд, кажутся безумием: Россия и Европа просто обречены на стратегическое партнерство. Но на самом деле в этом безумии, как говорил шекспировский персонаж, много расчета. В Европе действительно боятся конкуренции с российским бизнесом. Здесь опасаются прихода энергичных, голодных и жестких предпринимателей с большими деньгами, которые еще не привыкли, как их европейские коллеги, ровно в 17.15 уходить с работы, бесконечно пасовать перед профсоюзами и без боя сдавать позиции китайцам и индусам.
   «Однако не стоит забывать, что Россия вступает в новый политический цикл. В 2012 году у нас выборы, — рассказывает директор Института современной политики Дмитрий Слизовский. — И более эффективного метода мобилизации электората, чем борьба с внешним врагом, у нас еще не придумали». Разумеется, наиболее вероятным кандидатом на роль враждебной внешней силы станет та европейская страна, которая предпринимает наиболее недружественные по отношению к России публичные шаги, считает эксперт. Усилиями Бальтазара Гарсона такой страной является Испания. Тем более, что Испания не является ключевым политическим и экономическим партнером России в ЕС.
   Вряд ли российским властям придется изобретать какие-то новые варианты ответа на недружественное поведение испанцев — все давно уже изобретено и опробовано. Главное «оружие возмездия» российской дипломатии, глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, по-прежнему в строю, а с Иберийского полуострова в нашу страну импортируется много разнообразной сельскохозяйственной продукции. Нельзя недооценивать и такой эффективный инструмент защиты национальных интересов России, как телефонограммы и циркуляры Федеральной таможенной службы. Возможны и публичные рекомендации российским туристам воздержаться от поездок в Испанию, а также настоятельные советы нашим гражданам не приобретать там недвижимость. Наконец, под раздачу могут попасть российские предприятия с участием испанского капитала. Их немного, но они есть. Существует великое множество цивилизованных способов испортить жизнь любой компании — от чрезмерно активных профсоюзов до бесконечных судебных тяжб с налоговиками. Разумеется, такая «маленькая победоносная война» была бы невыгодна ни России, ни самой Испании. Но, в конце концов, в политике, равно как в бизнесе или в боксе, главное правило — не подставляться.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK