Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Триумф середняка"

Нынешний «Арт-Манеж» стал прощанием с чистым искусством и охотой за чистоганом.Каждый год в декабре Центральный Манеж под завязку наполняется картинами, зрителями и отдельно стоящими объектами актуальных художников. Критики гадают: современное ли это искусство или чистой воды салон? Манежные кураторы махнули на критиков рукой: да что бы ни было, лишь бы продавалось.

Здесь нет заданной концепции и предпочтений. «Манеж предлагает всем равные условия» — так гласит заявление дирекции. Именно этот конформизм в глазах арт-сообщества мешает Манежу обрести свое место. В российских условиях «Арт-Манеж» располагается между совершенно коммерческим «Арт-Салоном», проходящим в том же Манеже весной, и «Арт-Москвой» в ЦДХ с ее актуальными галереями, представляющими «высокое искусство».

Последний бастион

Дирекция Манежа заявила честно и открыто: мы хотим хороших продаж. А что касается уровня и качества галерей — это уж как получится. Руководству очень нравится лозунг, подброшенный некоммерческими кураторами на прошлом «Арт-Манеже» — «Искусство покупать!». Год назад владелец галереи «Риджина» Владимир Овчаренко придумал для «Арт-Манежа-2002» эффектную тему — «Только живопись». На европейских ярмарках как раз считалось модным возвращение к старой доброй картине с холстом и маслом. Под таким соусом можно было купить даже заштатный пейзаж арбатского живописца.

Повторять запатентованную шутку в этом году не резон. Зато очень хочется повторить чисто коммерческий успех прошлого смотра. Поняв, что возможности постмодернизма для привлечения покупателей иссякли, организаторы вернулись к наезженной колее: во-первых, увеличили цены на участие в ярмарке — теперь каждая заявленная галерея должна оплатить не меньше 30 квадратных метров (раньше было 20); во-вторых, отказались от каких-либо критериев — галереи вольны устанавливать на собственном стенде свою политику. Например, Галерея Зураба Церетели, впервые участвующая в «Арт-Манеже», развесила картины мэтра, не предназначенные для продажи. Вместо этого продавались альбомы Зураба Константиновича и его серийные гравюры. «Манеж» в таком варианте больше напоминает находящийся поблизости торговый центр «Охотный ряд» — прилавки сняты богатыми живописцами, при этом на них может быть и турецкий ширпотреб, и никогда не покупаемые бриллианты.

То ли по традиции, то ли из чувства социальной справедливости, устроители «Арт-Манежа» отвели центральную часть зала под некоммерческие проекты. Если быть точным, под один большой проект — «Архитектура и изобразительное искусство». Надо всей ярмаркой возвышалась 13-метровая башня-колонна из лозы, сплетенная Николаем Полисским при помощи угорских крестьян. Она должна была олицетворять апофеоз народного представления об архитектуре. Неподалеку от масштабного плетения — железная вышка, созданная Семеном Агоскиным, наверху вышки вместо площадки — кровать со свисающими простынями. Таким образом получилась «Башня-кровать для несения дозора» — апофеоз народного представления о службе. Около двух гигантов примостились башни и башенки меньшего калибра. Особо выделялись башни из хрупких стеклянных банок (проект Петра Белого «Сон Диктатора») и сталинская высотка, выпеченная Еленой Мухановой из теста (тут же висело объявление о сносе высотки и немедленной утилизации ее останков).

Проект «Стены и Башни» стал символом художников, не работающих с кистью и маслом. Они отгородились от торговли, вознесли перфоманс и инсталляцию на недоступную высоту, превратились в столпников, которые с высоты своих столбов наблюдают за расстелившимся внизу рынком.

Ярмарки краски

В то время как актуальные художники держали круговую оборону, манежный вернисаж все больше походил на лужковский праздник. У одного из стендов играл казахский народный ансамбль. Около другой галереи два мима усаживали посетителей на стул, подносили к лицу деревянную рамку и делали полароидные снимки — аналог живописных портретов. «Арт-Манеж-2003» побил рекорд по посещению «звездами»: в разных концах зала мелькали Вячеслав Зайцев и Лия Ахеджакова, Владимир Меньшов с Верой Алентовой, целый шлейф бизнесменов и политиков вился за Зурабом Церетели.

На метровых полотнах пышным цветом зацветали маки, розы и пионы. Особенно в этом плане отличились галереи «Тонино Гуэрра» и «Тайное общество тотального озеленения» («ТОТО»). Сурен Айвазян из «ТОТО» написал красные соцветия на фоне сусального золота, каковое, по словам художника, точнее всего передает энергию цветочных вселенных. Галерея «Файн-Арт» (возможно, единственная на «Арт-Манеже», работающая с актуальными живописцами) вывесила акварельные ню Лаврентия Бруни. На общем фоне обнаженные девушки смотрелись вполне достойно — продолжали окрестный кич. Неплохо они сочетались и с объектами модельера Кати Филипповой — изображениями «Трех царевен», выписанными серебром и сверкающими камнями подобно яйцам Фаберже. Ко всему прочему в рамках ярмарки открылась выставка певца Андрея Макаревича «Пятьдесят женщин Андрея Макаревича».

Большая масса холстов была заполнена сюжетами, удобными для современных гостиных. Специально засветилась галерея «Кентавр», расставившая на своем пространстве исключительный кич: статуи, подражающие XVIII веку, и картины, подражающие (а-ля??) Микеланджело. Но даже ее обставила галерея «Вместе», предлагавшая живописные копии с Ван-Гога, Климта и Левитана. За новую живопись цены распределились от $2 тыс. до $10 тыс. К слову сказать, большая часть работ на «Арт-Манеже», как и на антикварных салонах, не продавалась, а служила приманкой для потенциальных покупателей.

Патентованная лирика

Долгое время «Арт-Манеж» упрекали в половинчатости и беспринципности. Он никак не вписывался в международный contemporary art (все ярмарки современного искусства; Манеж даже убрал из своего названия слово «современный») и на этой почве поссорился с «Арт-Москвой». Но в тот же самый момент он заигрывал с креативными галеристами, от случая к случаю принимая рискованные проекты.

Отказавшись от специальных проектов и эпатажа, «Арт-Манеж» дрейфовал к усредненному варианту современного искусства. Сегодня этот вариант представляют бывшие нон-конформисты и «шестидесятники»: они еще не до конца классики, но уже проверены временем и рынком. Самыми респектабельными выглядят те галереи, что припасли картины Оскара Рабина (галерея «Пан-Дан») или Михаила Ромадина. Союз московских художников выставил типично сталинские акварели Виталия Горячева и сопроводил их соответствующей аннотацией: «Пейзажи мест, где бывал художник, с необычайной красотой и лиричностью воплощены им на простых листах бумаги». Именно «простота» и «лиричность» берут за живое манежного куратора. Совсем не случайно в эту компанию влился Зураб Церетели: в Манеж наконец перешел его зритель и почитатель.

Манеж среди других ярмарок

«Арт-Манеж» может заявить себя как общенациональная ярмарка (такие имеются в каждой стране). Однако он не входит в двадцатку самых престижных международных ярмарок современного искусства. Ближе всего Манеж располагается к мадридской «ARCO» (она проходит в феврале), которая ориентируется на местное испанское и латиноамериканское искусство. Одно время «Арт-Манеж» подхватил принцип парижской «FIAC» (середина октября): одна галерея — один художник (когда галерея, покупающая стенд, выставляет работы только одного мастера), но потом отказался от этой идеи. Главная немецкая ярмарка «Арт-Кельн» (проходит в начале ноября) сходна с Манежем в том, что помимо торговли устраивает еще и исторические ретроспективы, но уравновешивает их эпатажными проектами. Наконец, ярмарка номер один в мире — «Арт-Базель» (середина июня) — сходна с «Арт-Манежем» только в объемах площадей, но имеет принципиальное отличие: Базель устанавливает высочайшую планку актуальности и жестко просеивает заявленные галереи.

Манежные скандалы

Современное искусство трудно представить без провокаций и скандалов. За восьмилетнюю историю «Арт-Манеж» пережил только один по-настоящему крупный скандал. На ярмарке 1998 года художник Авдей Тер-Оганьян в центре выставочного зала устроил перфоманс «Юный безбожник»: разрубил топором несколько софринских икон. Акция перекинулась в зал суда, который признал Тер-Оганьяна виновным в разжигании национальной розни. Художник по сей день вынужден скрываться в Чехии.

В 2000 году в рамках «Арт-Манеж» должна была состояться презентация двух свиней с татуировками на спинах, выполненными по заказу бельгийского художника-концептуалиста Винта Дельво. Презентовали только одну свинью с татуировкой силуэтов Сталина и Че Гевары.

В 2002 году на «Арт-Манеже» была открыта выставка, посвященная прогремевшей экспозиции МОСХА в 1962-м. Причем в ней самой ничего провокационного не наблюдалось — это было почти ностальгическое воспоминание о скандале и перфомансе, которые устроил в Манеже Никита Хрущев, разгромив «абстракцистов?? и пидарасов».

Манеж в цифрах

Примерная цена за квадратный метр манежной площади — $100. Галерея обязана приобрести не меньше 30 метров. Цены на аренду площади постоянно варьируются и держатся дирекцией в секрете (публикация в каталоге — $500).

Только в прошлом году сотрудники Манежа решили провести социологическое исследование и оценить объем продаж. «Арт-Манеж-2002» выручил $900 тыс.??, продав 500 произведений. Это, как заверяют кураторы, в два раза больше, чем «Арт-Манеж-2001». Для сравнения: на последних торгах аукциона «Сотби» турецкий пейзаж Айвазовского ушел за $688 тыс. На прошлом Манеже выставлялась и одна из самых дорогих за всю историю ярмарки картин — «Москва» знаменитых чикагских художников братьев Чу. Правда, она имела цену, но не продавалась — это был, скорее, иронический модернистский жест: по прилете прямо в аэропорту братья на скорую руку наваяли что-то на чистом холсте.

В 2002 году 67% опрошенных посетителей оценили ярмарку на «хорошо», 27% — «удовлетворительно», 6% — «неудовлетворительно».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK