Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ВЕСЬ МИР — НЕДВИЖИМОСТЬ"

В Москве сформировалась широкая прослойка людей, живущих на доходы от собственности. Как это повлияло на их мировоззрение и политическую активность?    Что такое средний класс? Чем он отличается от менее обеспеченных слоев населения? Чтобы получить ответ, надо использовать подход, основанный на легкодоступной информации и фокусирующийся на ключевых экономических мотивах. В качестве своеобразного аналитического водораздела удобнее всего использовать та-кой показатель, как возможность приобретения жилья. В отличие от человеческого капитала, этот актив в России гораздо слабее подвержен не-рыночным искажениям и пред-ставляет собой наиболее распространенное средство капитализации доходов и социального статуса. Попробуем рассмотреть с этой точки зрения средний класс в Москве.
   
ДОМИНАНТА СОБСТВЕННОСТИ  


В Москве значение «индекса возможности приобретения жилья с кредитом» стремительно росло до 2005 года, вплотную приблизившись к 100%. Это означает, что впервые в истории практически всемосквичи с доходами выше среднего (по нашим оценкам — около 35% населения города) получили возможность приобрести жилье в кредит на экономически приемлемых условиях.
   В 2008 году доля собственников жилья в структуре городского жилого фонда составила 69,2%. В результате, с учетом москвичей с доходами ниже среднего, имеющих второе городское жилье, до 40% населения города можно отнести к категории среднего класса.
   Доходы от собственности стали самым быстрорастущим элементом доходов населения Москвы. Их доля с 2002-го по 2006 год выросла в 2,9 раза. В 2005-2006 годах она составляла почти 25% против 10% в среднем по России. По своей значимости доходы от собственности вплотную приблизились к основному компоненту доходов — заработной плате. Для России это явление, по-видимому, не имеет исторических аналогов. Для сравнения: в целом по России в тот же период доля доходов от недвижимости со-ставляла немногим более чет-верти от доли заработной платы в доходах населения.
   Одновременно стремительно падала доля социальных трансфертов и доля доходов от предпринимательской дея-тельности. Если в 2001 году вклад социальных трансфер-тов в благосостояние москвичей оказался на 20% выше, чем вклад доходов от собст-венности, то в 2006 году он был уже в 3,6 раза меньше. Ничего удивительного: дохо-ды от аренды стандартной двухкомнатной квартиры эко-номкласса в Москве на пике перегрева рынка жилья как минимум в три раза превы-шали среднюю пенсию, а доходы от продажи такой квартиры были эквивалентны пен-сионным выплатам не менее чем за 50 лет. Напротив, в целом по России доля социальных трансфертов в доходах за этот период снизилась незначительно и в 2006 году на 20% превышала долю дохо-дов от собственности.
   Доля доходов от предпринимательской деятельности в 2001 году практически совпадала с долей доходов от недвижимости, а в 2007-м она оказалась в 2,8 раза ниже. Даже в совокупности с социальными трансфертами доходы от предпринимательской деятельности оказались более чем в полтора раза ни-же доходов от собственности. В 2000 году значимость доходов от предпринимательской деятельности в бюджетах домохозяйств в Москве превысила среднероссийские показатели, а в 2006 году доля этих доходов оказалась на 20% ни-же, чем в целом по России.
   Таким образом, к началу ми-рового финансово-экономи-ческого кризиса в Москве сфор-мировалась широкая прос-лойка населения, близкая по уровню доходов к западноевропейскому среднему классу, но существенно отличающаяся от него по структуре капитальных активов.
   Фактически в российской столице возникло специфическое сообщество рантье, некоторую параллель которому можно увидеть в Объединенных Арабских Эмиратах. Москва, подобно эмирату Дубай, не имеет собственных нефтяных скважин. Но жители Дубая через рынок не-движимости долгое время по-жинали плоды нефтяного бу-ма в соседнем эмирате Абу-Даби, являющемся главным экспортером углеводородов из ОАЭ. Подобно Абу-Даби, Ханты-Мансийск и другие столицы нефтедобывающих провинций не имели возможности сформировать емкие рынки городской недвижимости, их жители по вполне понятным причинам отдава-ли предпочтение рынку московскому.
   
ФИЛОСОФИЯ РАНТЬЕ
  

Что из всего этого следует? Во-первых, рыночная природа доходов от недвижимости, индивидуализация процесса их получения заметно снизили зависимость московского среднего класса как от властей, так и от работодателей.
   Во-вторых, обладание значительными рыночными ак-тивами усилило спрос на эффективное правовое государство как основное средство защиты активов.
   В-третьих, жилье стало срав-нительно предсказуемым и не слишком волатильным акти-вом. Дополнительным его пре-имуществом является фактический уровень налогообло-жения — низкий благодаря хорошо отработанным схемам уклонения от налогов. Как показали результаты проведенных фокус-групп и опросов, высокая уверенность в надежности жилищных активов предопределила выбор большинства респондентов, которые назвали их наиболее предпочтительной формой сбережений на старость и иные долгосрочные нужды семьи.
   В-четвертых, получение высоких доходов от недвижимости на растущем рынке не требует особой предпринимательской активности и навыков ведения бизнеса, высокой образовательной подготовки.
   И в-пятых, получение рентных доходов требует сравнительно скромных затрат времени. А наличие свободного времени и сил заметно повышают политическую активность и готовность к протестным действиям.
   Между тем приоритеты со-циально-экономической политики московской городс-кой администрации сложились еще в 1990-е, когда социальные трансферты играли значительную роль в поддержании материального благополучия, а патерналистские настроения заметно преобладали над спросом на правовое государство. Однако в последние годы опережающее наращивание социальных трансфертов за счет снижения в два раза доли инвестиций в дорожное строительство ста-ло все более расходиться с ин-тересами растущего среднего класса: если социальные тран-сферты в бюджетах семей стре-мительно утрачивали свое зна-чение, то транспортная и связанная с ней экологическая обстановка вошли в число на-иболее острых проблем, так как затрагивали интересы мос-квичей как владельцев недвижимости. Плохая экология и транспортные проблемы вели к потерям рыночной стоимости жилищных активов и доходов от их аренды. Устранение политической конку-ренции на региональном уров-не, включая отмену выборности мэра Москвы, ослабило чувствительность властей к запросам избирателей. С этим же связан и системный дефицит правового государст-ва. Легендарная способность правительства Москвы выигрывать в московских судах иски против граждан, в том числе и по спорам относительно объектов недвижимости, заметно упрочилась с отменой выборов главы городской администрации.
   В результате значительная часть респондентов готова приобретать недвижимость за рубежом (преимущественно в Европе и Турции), а ино-гда и просто уехать в Европу на постоянное место жительства.
   Нечувствительность влас-тей к экономическим интересам московского среднего класса толкает последний к поиску способов защиты сво-их интересов. Поскольку не-малая часть этих людей хорошо встроена в федеральную и региональную систему власти, многие проблемы они способны решать, опираясь на личные связи. Не менее эффективны и каналы СМИ. Практически повсюду, включая федеральные телеканалы и Интернет, доминируют представители московского среднего класса. Но эти каналы влияния уже не исчерпывают арсенал средств.
   Акции обманутых дольщиков, протесты против точечной застройки, транспортных пробок — все эти акции имеют непосредственную связь либо с защитой прав на недвижимость, либо с защитой ее рыночной стоимости. В этом свете даже движение против прокладки платной автотрассы через Химкинс-кий лес предстает не только как симптом активизации экологических движений. Ре-шительность протестующих понятна: даже в условиях слабой системы защиты прав собственности средний класс как владелец недвижимости мало уязвим в отношениях с властями. Жилье у нас в ка-честве меры пресечения слож-но изъять даже у небольшого числа индивидов, но никакими путями — у сколько-нибудь заметной группы населения.
   
БЫТИЕ И СОЗНАНИЕ
  

Чтобы исследовать взаимосвязь между уровнем дохода и политическими настроени-ями социальных групп, мы выбрали косвенный вопрос «Растет ли в обществе недо-вольство политикой властей?». Выяснилось, что в России (без Москвы) 34% населения считают, что недовольство властями усиливается. В группе с низким потребительским ста-тусом такого мнения придерживаются 35% опрошенных, в группе с высоким статусом — 32%. В Москве картина принципиально иная: 46% населения считают, что недовольство властями усиливается. В группе с низким потребительским статусом такого мнения придерживаются 44% опрошенных, в группе с высоким статусом — 49%. Таким образом, в Москве рост дохода увеличивает долю респондентов, считающих, что недовольство властями усиливается.
   Результаты позволяют предположить, что московский средний класс в целом вполне созрел для демократизации политической системы в масштабах Москвы. Но было бы преувеличением полагать, что демократизация политической системы в целом, на федеральном уровне, также отвечает его экономическим интересам.
   Основной приоритет среднего класса — растущая ка-питализация городской недвижимости. А для этого нужны макроэкономическая стабильность, ответственная бюджетная политика и поддержание притока энергосырьевой ренты на рынок московской недвижимости.
   В то же время большинство населения России заинтересовано в активизации перераспределительной политики через госбюджет. Ведь более половины совокупных доходов населения страны приходится на социальные трансферты и заработную плату. В Москве накануне кризиса средняя доля этих источников была на треть ниже. Усиление влияния электорального большинства на формирование экономической политики может привести к усилению перераспределительной роли бюджетной системы и, как следствие, к замедлению экономического роста и макроэкономической нестабильнос-ти. Макроэкономическая де-стабилизация приведет к обес-ценению недвижимых активов, которое невозможно будет компенсировать за счет бюджетных трансфертов москвичам.
   Таким образом, уникальность московского среднего класса делает его на данном этапе пассивным сторонником политического статус-кво в федеральном масштабе. Вместе с тем результаты со-циологического опроса показывают, что внутри московского среднего класса сформировался особый сегмент, представленный в основном успешными в деловом отношении мужчинами. Они чаще всего считают, что недовольство властями в их социальном окружении растет, и сами они, очевидно, явля-ются носителями такого недовольства. Численность этой группы в масштабах Москвы не очень велика, но значительна в абсолютном выражении (около 500 тыс. человек). Она является носителем настроений, которые можно назвать недовольством элиты. Этот социальный слой тоже выигрывает от близости к федеральной власти. Одна-ко, обладая высокой квалификацией, он хорошо пони-мает неустойчивость своего положения. Пессимизм, свой-ственный представителям это-го слоя, является источником ставшего уже довольно массовым стремления приобретать недвижимость за границей, а впоследствии и самим уехать вслед за этой недвижимостью.
   Тенденции, о которых мы ведем речь, переломились после 2006 года. А в 2008 году «индекс возможности приобретения жилья с кредитом» упал в Москве до показателей начала десятилетия. Пока это не привело к существенному изменению экономической мотивации. Однако кризис наглядно показал, насколько неустойчиво положение мос-ковского среднего класса, ко-торое напрямую зависит от интенсивности притока энергосырьевой ренты на московский рынок недвижимости. Между тем наиболее реалис-тичный вариант развития со-бытий состоит в том, что роль энергосырьевой ренты в экономике Москвы и России в целом будет снижаться. Это повлечет за собой структурные сдвиги в источниках доходов и составе активов. А именно: снизится вклад до-ходов от недвижимости, но возрастет доля доходов от предпринимательской деятельности и финансовых активов. В структуре активов уменьшится доля недвижимости, возрастет роль финансовых активов, включая пенсионные накопления, и увеличится рыночная стоимость человеческого капита-ла. При этом возможна конвергенция московских и региональных представителей среднего класса и сближение их интересов. По нашим оценкам, к концу следую-щего десятилетия доля среднего класса в населении России при среднегодовых темпах экономического роста около 4% в год может возрасти до 40% населения и приблизится к электоральному большинству. Соответственно вырастет и спрос на политические реформы, обеспечивающие демократизацию политической системы и возрастание политической конкуренции.

   ЦИФРЫ
   Сегодня доходы москвичей сопоставимы с доходами жителей многих западноевропейских стран, но обеспеченность жильем существенно ниже — 20,3 кв. м на душу населения в 2009 году против 40 кв. м.

   

   *Авторы: Михаил Дмитриев — президент фонда «Центр стратегических разработок» (ЦСР); Сергей Белановский — директор по социальным и экономическим исследованиям ЦСР; Светлана Мисихина — директор Центра социальной политики Института прикладных экономических исследований Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK