Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ВРЕМЯ СПАСАТЬ КАМНИ"

Москва воодушевлена идеей прекратить разрушение исторических домов и архитектурных памятников. Где можно остановить процесс?    Заявление врио мэра Москвы Владимира Ресина о возможном переносе самого одиозного творения Зураба Церетели вызвало в обществе резонанс, сопоставимый с известием об отставке главного почитателя таланта этого скульптора Юрия Лужкова. Мало того, практически сразу приостановили строительство депозитария музеев Московского Кремля на Боровицкой площади, проект которого уже окрестили «таджикским барокко» и «турецким хамамом». Станет ли ревизия боровицкого проекта первым шагом на пути к полному пересмотру градостроительной политики в части охраны исторического наследия?
   
СОХРАННАЯ ГРАМОТА
    За последние 20 лет Москва безвозвратно потеряла примерно тысячу старинных зданий. Целые кварталы Первопрестольной замещаются новостройками или новоделом, лишь отдаленно напоминающим исторические прототипы. Ярчайший тому пример — здание Военторга на Воздвиженке, построенное в 1910-1913 годах в стиле модерн с элементами ар-деко. Снесен в 2003 году по решению Юрия Лужкова. Облик нового сооружения претерпел столь существенные изменения, что отыскать в нем прежние черты может только тот, кто очень хочет, да разве что искушенные профессионалы.
   Лужков ушел, но дело его будет жить еще долго. Беда в том, что за последние годы московскими властями принято несколько десятков постановлений и распоряжений, угрожающих исторической Москве. Их реализация означает либо новое строительство в охранной зоне памятников, либо замену исторических зданий новоделом. В беседе с корреспондентом «Профиля» координатор общественного движения «Архнадзор» Наталья Самовер рассказала, что активисты организации составили список исторических объектов Москвы. В этом реестре те здания и сооружения, которые есть шанс спасти: те, что начали разрушать, но процесс этот пока еще можно остановить.
   Первым номером в списке стоит здание «Детского мира». В октябре начнутся работы по его реконструкции, хотя проект так и не был представлен на публичное обсуждение. В результате москвичи, скорее всего, потеряют тот «Детский мир», который они помнят и получат обновленный фасад (судя по всему, в стиле нового Военторга) с торгово-развлекательным комплексом внутри (в стиле ТЦ «Охотный ряд»).
   В марте 2005 года Экспертная комиссия по недвижимым объектам наследия Москвы единогласно утвердила в качестве предмета охраны «вновь выявленный» памятник истории и культуры — здание универмага «Детский мир» на Лубянской площади. Однако в том же году распоряжением столичного правительства из самого предмета были исключены почти все его составляющие. Из-под этого понятия выведены отделочные материалы фасадов, архитектурно-художественное оформление интерьеров, их стилистика, элементы декоративного убранства и т.д. Это значит, что с памятником архитектуры можно делать все что угодно, соблюдая лишь общее композиционное решение фасадов. Наталья Самовер не исключает, что все было подогнано под уже существовавший проект реконструкции. А это означает полное уничтожение интерьеров и создание внутри гигантского атриума под куполом. Проект реконструкции достался нынешнему контролирующему владельцу «Детского мира», банку ВТБ, который приобрел объект за 60 рублей (именно так!) вместе с контрольным пакетом девелоперской компании «Система-Галс».
   Сейчас внутренние помещения «Детского мира» выглядят так, будто в здание попала бомба. Роскошные бронзовые торшеры и люстры частично демонтированы, мраморные балюстрады и классические колонны разбиты. На полу грудами свалены десятки расколотых мраморных балясин. Под ногами скрипят осколки зеркал и плафонов.
   Не менее радикальной переделке подвергается усадьба князей Шаховских-Глебовых-Стрешневых на Большой Никитской, 19/16. Работы ведутся, согласно распоряжению правительства Москвы от 2002 года о реконструкции здания для нужд театра «Геликон-опера». И это несмотря на то, что законодательство запрещает на территории памятника архитектуры всякие работы, кроме реставрации и регенерации. Реконструкция в усадьбе уже привела к сносу полуциркульного флигеля XVIII-XIX веков, от флигеля по Калашному переулку осталась только фасадная стена, надстроен главный дом XVIII века. По задумке архитекторов парадный двор усадьбы должен превратиться в зрительный зал, а хозяйственный — в коробку сцены. Стилизованное древнерусское крыльцо переоборудуют в VIP-ложу. И все это закроют крышей, объединив таким образом усадебный комплекс в общее строение. Писатель-краевед Рустам Рахматуллин считает, однако, что для большой сцены театра нужно найти другое место. По его словам, еще не поздно остановить разрушение, воссоздать снесенные флигели и композицию дворов.
   Еще один номер в списке «Архнадзора» — Хитровская площадь — единственный в своем роде ансамбль городского торгового пространства, сохранившего уникальный комплекс построек XVII-XIX веков. Минувшей зимой было снесено здание техникума (Подколокольный переулок, 11а, стр.1), стоявшее посреди площади, и спустя 80 лет вновь открылись исторические видовые панорамы на Кремль и близлежащие храмы. Еще в октябре 2008 года Историко-культурный экспертный совет при Москомнаследии принял решение о присвоении территории Хитровской площади статуса достопримечательного места. В начале этого года мэр лично дал поручение Москомархитектуре проработать вопрос о воссоздании Хитровской площади. Но дело в том, что никто не отменял распоряжение столичного правительства от 2005 года на строительство здесь «бизнес-центра с развитой инфраструктурой», на которое ссылается инвестор — компания «Дон-Строй Девелопмент». Подготовка к строительству идет полным ходом, что вызывает бурю возмущения у москвичей. В Москомнаследии корреспонденту «Профиля» заявили, что новое здание займет практически все пространство в центре площади, и уничтожит визуальные связи между объектами культурного наследия. В этом легко убедиться, посмотрев проектный эскиз: архитектура района «Ивановская горка — Кулишки — Хитровка» представляет собой историческую застройку в 2-3 этажа, а инвестор рассчитывает построить здание высотой 6-8 этажей.
   
БОЛЬШАЯ ДОРОГА
    Проект «Большая Ленинградка», который опекал Лужков, тоже внесет свою лепту в разрушение исторического наследия. Расширение трассы на площади Тверской заставы предполагает расширение Тверского путепровода, соединяющего Тверскую улицу с Ленинградским проспектом над железнодорожными путями Белорусского вокзала. Памятник архитектуры московского модерна не удостоился статуса объекта культурного наследия, а значит, его могут просто заменить на новодел. Помимо историко-эстетических соображений против такого развития событий есть аргументы, выдвинутые специалистами дорожного строительства. По мнению руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, поток автомобилей с широкого Ленинградского проспекта упрется в «бутылочное горло» 1-й Тверской-Ямской улицы, которую просто некуда расширять.
   Еще один удар «Большая Ленинградка» нанесет по Пушкинской площади. В «Архнадзоре» полагают, что проект угрожает целостности официально охраняемого памятника садово-паркового искусства XVIII века — Тверского бульвара. Согласно проекту, часть бульвара уйдет под транспортную развязку.
   Очередные потери рискует понести «Золотая миля» столицы — Остоженка, хотя, казалось бы, тут и терять уже нечего. Проект реконструкции углового квартала в зоне прямой видимости Кремля и Храма Христа Спасителя грозит уничтожить два дома в начале улицы. В доме № 4 (первая половина XVIII в.) бывал Чайковский, а в доме № 6 жил Суриков. Постановление правительства Москвы от 2004 года разрешает инвестору — НИИ социальных систем МГУ — снести их «при необходимости». По словам Натальи Самовер на территории охранной зоны планируется возвести «многофункциональный гостиничный комплекс», — стеклогранитный массив высотой в 5 этажей и площадью более 21 тыс. кв. м. Остоженка и соседняя Пречистенка не только олицетворение старой Москвы, это место стало знаковым и по другим причинам. Как рассказывают в «Архнадзоре», москвичи здесь бунтовали против разрушений памятников аж в далеком застойном 1972 году, встали на пути бульдозеров, которые нацелились на снос памятников архитектуры XVII века — Красных и Белых палат. О воссоздании снесенного тогда углового дома, на месте которого стоит теперь памятник Энгельсу, речи не идет. Зато откровенный новодел пытаются подать под видом воссоздания мифического «ансамбля торговых рядов», которых в аристократическом квартале Первопрестольной и быть не могло. Наталья Самовер уверена, что реализация этого проекта в его теперешнем виде может окончательно разрушить архитектурный образ Остоженки.
   Есть и другие проекты, вызывающие тревогу столичных краеведов. Среди них строительство офисного комплекса в Кадашах, где под предлогом архитектурной регенерации была снесена историческая застройка. Строительство гостиничного комплекса на месте усадьбы Алексеевых на улице Бахрушина. И десятки других объектов.

{PAGE}
   Эксперт по памятникам всемирного наследия Международного совета по охране исторических памятников Наталья Душкина считает, что риски для исторической Москвы можно значительно снизить, кардинально пересмотрев Генплан развития города. По ее словам, документ дефективен с профессиональной точки зрения, он был составлен под уже существующие инвестиционные проекты.
   Координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов, в свою очередь, считает, что надо переходить от охраны отдельных зданий к охране старой Москвы в целом. По его мнению, эта территория должна стать объединенной охранной зоной. Большинство вопросов, касающихся реконструкции в историческом центре, решается кулуарно, говорит эксперт, поэтому общественность узнает о проектах только на стадии сноса зданий. Соответствующие распоряжения правительства Москвы имеют статус «для служебного пользования», и даже депутаты столичного парламента не могут с ним ознакомиться. «Это совершенно ненормальная ситуация. Необходимо опубликовать все решения властей, связанные с судьбой памятников, принятые в 2000-2010 годах, и подвергнуть их ревизии в целях сохранения исторического города», — заявил Константин Михайлов.
   Историческая застройка составляет всего 7% от территории современного города. Островки старой Москвы, чудом пережившие двадцатилетие воинствующего дурновкусия, заслуживают бережного и трепетного к себе отношения. Прежний мэр не понимал, не чувствовал Москву. Он ушел. Но дело его продолжает жить в уродливых проектах многофункциональных комплексов.
   

   АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ, НАХОДЯЩИЕСЯ НА ГРАНИ РАЗРУШЕНИЯ
   Дом князя Дмитрия Пожарского (улица Б. Лубянка, 14).
   Палаты Гурьевых (Потаповский переулок, 6).
   Палаты Левашова (Староваганьковский переулок, 15).
   Дом и архитектурная школа зодчего Матвея Казакова (М. Златоустинский переулок, 5).
   Дом Разумовского на Гороховом поле (улица Казакова, 18).
   Дом Быкова (2-я Брестская улица, 19/18).
   Типография акционерного общества «Жургаз», построенная по проекту знаменитого авангардиста Эля Лисицкого (1-й Самотечный переулок).
   Дом Наркомфина, всемирно известный памятник русского конструктивизма (Новинский бульвар, 25).
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK