Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Заимоуважение"

Российские банки пытаются догнать крупнейшие компании на мировом долговом рынке — бум банковских евробондов развернулся во всю ширь. Сдерживающим фактором являются риски реформирования банковской системы, а рост ставок ФРС и возможная смена тренда на рынке заимствований могут изгнать банкиров из кредитного рая.Начало нынешнего года ознаменовалось целой серией размещений российскими банками долговых бумаг на западных рынках и привлечений синдицированных кредитов. Это позволяет банкирам надеяться на то, чтобы побить рекорд прошлого года, когда в совокупности им удалось занять за рубежом более $6 млрд. Причем каждое последующее размещение обходится банкам дешевле предыдущего, несмотря на стремительный рост учетной ставки ФРС, — за счет сокращения премии за риск. Однако благоприятная конъюнктура, возможно, продлится недолго и ручеек дешевых денег если не пересохнет, то станет мельче.

Активно занимать средства за рубежом российские банки начали всего пару лет назад, поэтому до сих пор они «открывают Америку» — то один, то другой объявляет себя первопроходцем. В начале прошлого года МДМ-Банк первым выпустил кредитные ноты (CLN), номинированные в рублях, в начале нынешнего Внешторгбанк впервые привлек субординированный кредит на сумму $750 млн., который финансируется через размещение на международном рынке десятилетних (с опционом «колл») еврооблигаций с фиксированной купонной ставкой. Росбанк первым выпустил еврооблигации под обеспечение будущих денежных потоков по кредитным картам Visa и MasterCard, попав в список лучших сделок года журнала The Banker.

По объему привлеченных средств соревнуются государственные монстры—Газпромбанк, ВТБ, Сбербанк. Последнему в феврале нынешнего года удалось разместить 10-летние еврооблигации на сумму $1 млрд. под 6,23% годовых — самый дешевый заем на такой срок среди российских эмитентов. Помимо «Внешторга» и «Сбера», которые, кстати, первыми из российских банков будут учитывать привлеченные средства в собственном капитале по МСФО и российским стандартам, в начале года на международные рынки вышли Альфабанк, МБРР, ТрансКредитБанк, Промышленно-строительный банк, Хоум Кредит энд Финанс Банк. Среди озвученных планов — привлечение синдицированных кредитов и выпуск евробондов еще целым рядом крупных и средних игроков.

Кредитный бум выглядит вполне логичным — каждый размещаемый заем обходится банкам дешевле предыдущего. По мнению начальника отдела анализа долговых рынков ФК «УралСиб» Бориса Гинзбурга, этот факт объясняется несколькими причинами. Вопервых, несмотря на рост базовой ставки ФРС (с лета прошлого года — в 2,5 раза), на долговом рынке в прошлом и начале нынешнего года конъюнктура сохраняется благоприятной — цены растут, а доходность бумаг снижается. Второй фактор — уменьшение спреда доходности российских суверенных еврооблигаций и американских долговых бумаг на фоне сближения доходностей бумаг нашего корпоративного сектора и отечественных госбумаг.

Еще одна причина, которую многие участники рынка ставят во главу угла, — «привыкание» иностранных инвесторов к российским кредитным рискам, и в частности к рискам банков. Причем ситуация с оценкой риска российского банковского сектора и, как следствие, с ценой привлечения банками средств на международных рынках сложилась вразрез с мировым опытом. Отечественные кредитные организации оцениваются рейтинговыми агентствами заметно ниже, чем российские компании реального сектора, что напрямую сказывается на стоимости заемных денег.

Начальник управления рынков капитала МДМ-Банка Андрей Добрынин отмечает уникальность такого расклада: на Западе банки традиционно выступают главными заемщиками на мировых рынках капитала, направляя затем эти средства на кредитование компаний. В России, за исключением, может быть, «Сбера» и «Внешторга», такая схема не имеет экономического смысла — у крупных предприятий есть возможность самостоятельно занять в инвалюте намного дешевле, чем банк из первой сотни. В результате направлять дешевые западные средства нашим банкам особо некуда, так как средние и мелкие компании далеко не всегда нуждаются в кредитах, номинированных в иностранной валюте.

Директор подразделения международного рейтингового агентства Fitch Джеймс Уотсон рассказал «Профилю», что разрыв в рейтинговых оценках и стоимости заимствований между российскими корпорациями и банками связан с представлением рынка о рисках российского банковского сектора в целом. Вера в более высокую кредитоспособность банков других стран основывается на большей уверенности в эффективности их систем регулирования банковского сектора. Причины уязвимости российской системы регулирования Джеймс Уотсон видит в большом количестве кредитных организаций — за всеми трудно уследить, и в сомнительности мониторинга данных отчетности по российским стандартам бухучета — переход российских банков на МСФО только начался.

В ближайшее время сокращения отставания банков от компаний специалисты Fitch не ожидают, отмечая возможность сдвигов в среднесрочной перспективе — если будут реализованы намеченные законодательные инициативы и активизируется процесс укрупнения банков вместе с уменьшением их количества. Вместе с тем разрыв в доходности займов объясняется не только присущими банковскому сектору рисками — российские корпорации просто являются более качественными заемщиками благодаря масштабу и эффективности их бизнеса, отмечает Борис Гинзбург из «УралСиба». «Такие корпоративные заемщики, как «Северсталь», «АЛРОСА», «Газпром», МТС, являются компаниями мирового класса или как минимум региональными лидерами. Поэтому их бумаги сейчас торгуются в диапазоне 5—8% по доходности, в то время как евробонды банков (без учета Сбербанка и ВТБ) — в диапазоне 8—9%, разница составляет 100—300 базисных пунктов», — говорит аналитик.

Впрочем, судя по числу желающих выйти на международный рынок, и такие цены выглядят для банков вполне привлекательными. Причем если игроки из первой десятки занимают по нескольку сотен миллионов долларов, то остальные не ленятся затевать мероприятие ради меньших сумм — начиная с $10 млн. Первым шагом для среднего банка без кредитной истории на мировом рынке обычно является привлечение синдицированного кредита или выпуск кредитных нот. Эти инструменты используют и лидеры рынка для привлечения займов на небольшие сроки: на срок до года — займы синдиката западных банков, на 1,5—2 года — ноты. Еврооблигации обычно размещают на более длительные сроки — свыше 3 лет, организовать такой выпуск сложнее, но круг потенциальных инвесторов намного шире.

Как отмечает вице-президент ТрансКредитБанка Олег Панарин, синдицированные займы являются более оперативным средством привлечения средств, а объем их зависит от потребности в фондировании активных операций. «Иностранные займы дешевле, чем привлечения на внутреннем долговом рынке, но необходимо учитывать валютную структуру баланса банка, — подчеркивает специалист. — Специфика нашей деятельности определяет крен в сторону рублевых активов — на 80 рублей приходится $20. Выходить за рамки и привлекать больше, чем диктует структура баланса, — значит брать на себя дополнительные валютные риски. Да и сами кредиторы настаивают на привязке суммы займа к конкретным финансовым контрактам клиентов банка». Джеймс Уотсон из Fitch приводит еще один побудительный мотив выхода российских банков на мировой рынок — маркетинг имени. Узнаваемость и опыт сотрудничества на долговом рынке может пригодиться в дальнейшем в случае активизации международных операций банка или при попытке продать свой бизнес иностранным инвесторам.

Недавний заем ТрансКредитБанка, в ходе которого было привлечено на 60% больше средств, чем предполагалось ($50 млн. вместо планируемых $30 млн.), наглядно демонстрирует текущий момент — в поисках доходных инструментов западные инвесторы проявляют все больший интерес к развивающимся рынкам, и российские эмитенты из банковского сектора уже не считаются сверхрисковой экзотикой. Олег Панарин считает, что нынешним успехом на рынке банки в первую очередь обязаны стабильности макроэкономической ситуации в России — нивелировать этот фактор не смог даже летний банковский кризис, почти не сказавшийся на размещениях. По мнению директора по работе с финансовыми институтами Промышленно-строительного банка Валерия Дружинина, понижательная тенденция в отношении процентной маржи, скорее всего, сохранится.

Однако несмотря на все плюсы, ситуация вскоре может в корне измениться. По словам Бориса Гинзбурга из «УралСиба», сейчас вероятность смены тенденции на долговом рынке весьма высока. Игроки всерьез задумываются над недавним намеком главы ФРС Алана Гринспена, заявившего, что рост рынка на фоне растущей учетной ставки для него является загадкой. Если учетная ставка продолжит расти теми же темпами и конъюнктура мирового долгового рынка ухудшится, на российских заемщиках это может сказаться весьма существенно. Для российских банков ситуация усугубится и тем, что при таком развитии событий разрыв в доходности долгов развивающихся стран и мировых лидеров вновь начнет расти. Впрочем, подобным развитием событий аналитики пугают банкиров уже не первый месяц, что в какой-то степени и стимулирует рост активности — банки стремятся вскочить в уходящий вагон.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK