Наверх
12 июля 2019
USD EUR
Погода

На дне чаши

Россия без грузинских вин прожить сможет, а грузинские виноделы без российского рынка - нет

Резкое обострение российско-грузинских отношений, спровоцированное скандалом с участием  депутата Госдумы, вызвало ощущение дежавю. В повестку дня стремительно вернулись застарелые проблемы. Президент Грузии публично и совершенно безосновательно обвинила Москву в причастности к сугубо внутренним протестам. Россия немедленно ответила на это прекращением авиасообщения и рекомендацией туроператорам приостановить продажу туров в соседнюю страну. А еще устами представителей Роспотребназдора дала понять, что в случае неблагоприятного развития событий может вернуться к вопросу ограничения импорта грузинских вин. Намек, не более того. Никаких действий в данном направлении еще не предпринято и совершенно не факт, что они последуют. Но специалисты отлично понимают, что именно такая мера способна нанести удар по экономике Грузии куда более серьезный, чем все остальное вместе взятое.

Полный запрет на импорт грузинских вин был введен в 2006 году. Семь лет спустя дверь немного приоткрылась, несколько десятков компаний получили лицензии на реализацию продукции в России. Тем не менее, всего за полгода они ввезли 14 789 млн литров на общую сумму $55,390 млн. В 2014-м экспорт удвоился. А в 2018-м Грузия экспортировала уже 38,097 млн литров, в результате прочно заняла третье место среди крупнейших поставщиков, потеснив Францию и заработав около $115 млн. За период с января по апрель 2019-го она и вовсе держится на втором месте, пропустив вперед лишь Испанию.

Грузия экспортирует вино в 53 страны. Звучит красиво. Но в реальности 65% экспорта приходится на Россию. Еще около 25% на Украину, Китай, Казахстан и Польшу, а на весь остальной мир – всего 8,9%. Цифры показательные, учитывая, сколь активно и целенаправленно на протяжении последних 13 лет Грузия пыталась диверсифицировать поставки. Строго говоря, результат незавидный, ибо до сих пор 80 % экспорта приходится на страны бывшего СССР.

С другой стороны, в первой половине этого года эксперты зафиксировали резкое замедление темпов роста экспорта. В переводе на человеческий язык это означает, что при отсутствии значительного колебания валютных курсов все без исключения рынки близки к насыщению. В случае введения эмбарго со стороны России Грузия просто не сможет продать стоки где-либо еще. А это означает почти неизбежное закрытие десятков предприятий, а значит рост безработицы и падение уровня жизни сотен семей.

Но это лишь одна проблема. Вторая, не менее важная, заключается в качестве исходного продукта и его стоимости. При открытии российского рынка для грузинских вин в 2013-м, эксперты единогласно отмечали весьма приличное качество предназначенного к экспорту товара. Заявляю это со всей ответственностью, поскольку сам принимал непосредственное участие в работе первых дегустационных комиссий и специально ездил по хозяйствам, получавшим лицензии. Иные винодельни и сегодня производят достойные вина европейского уровня, правда, они почти не экспортируются в Россию. Однако за минувшие годы ситуация резко изменилась. Полки российских супермаркетов вновь заполнены бесконечными рядами красного полусладкого, совершенно непотребного, зато бюджетного.

Грузия не ввозит балк. Откуда же тогда берутся все новые объемы? Источников два и оба – внутренние. Во-первых, по мере увеличения объемов продаж хозяйства с лицензией начали докупать виноград или виноматериал у фермеров. К сожалению, о точном происхождении такого сырья и его качестве остается только догадываться – в Грузии до сих пор отсутствует государственный кадастр с указанием точных площадей и сортового состава.

Во-вторых, грузинские виноделы никогда не отказывались от изготовления так называемого «второго вина». Речь идет о жмыхе, который после отжима заливается низкокачественным суслом, смешивается с водой, дрожжами и сахаром. Эта смесь заново бродит, затем корректируется красителями и сахаром, разливается по бутылкам и поступает в продажу. Лабораторный анализ, проведенный по формальным параметрам, не покажет никаких явных дефектов. В пробирке будет напиток, соответствующий категории «вино». Но его органолептика будет, мягко говоря, чудовищной. К сожалению, даже официальные лица в Грузии не стесняются открыто говорить о том, что Россия «выпьет все, что угодно».

По идее в стране действует дегустационная комиссия Национального агентства вина Грузии, в задачи которой входит проверка всех без исключения образцов, отправляемых на экспорт. В 2018-м она проверила 4 813, а забраковала всего 93. Это можно объяснить лишь той же порочной логикой – на всех уровнях винодельческой отрасли Грузии Россия воспринимается, как большая помойка, куда можно слить все, что не получится продать в других местах.

Трудно поверить, что российские власти не видят проблемы. Однако отсутствие активного противодействия такому положению вещей имеет, очевидно, политическое обоснование. Увеличение импорта грузинских вин при резком падении их качества можно рассматривать, как негласное спонсирование экономики Грузии, как неофициальную поддержку со стороны России одной из важнейших отраслей ее экономики. В обмен на смягчение воинственной риторики и постепенное налаживание взаимного сотрудничества, почти полностью уничтоженного при Саакашвили. В общем и целом, это работало. Однако резкие выпады Зурабишвиши в адрес России вновь вернули в новостную повестку недремлющий Роспотребнадзор.

И последнее. Средняя экспортная цена одного литра грузинского вина составляет $3,04. Для сравнения, испанского – $2,55, а молдавского – $1,59. Так что с поиском замены у России проблем не будет.

Александр Сидоров — винный критик, член Союза сомелье и экспертов России

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK