16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Не будите спящие массы

Парадокс предстоящего президентского переназначения в том, что большинство народа считает это нудным ритуалом советского образца, а власти и их критики — чем-то судьбоносным.

Мартовские выборные церемонии обещают стать самыми нескладными и запутанными за многие десятки лет. Пожалуй, впервые явное большинство россиян видит в них лишь скучное начальственное мероприятие наподобие старинных советских выборов. То есть очередную казенную процедуру, не имеющую политического смысла, ничего не меняющую и не заслуживающую серьезного отношения. Именно поэтому попытки втянуть широкие народные массы в выборную игру что с лоялистской, что с оппозиционной стороны вызывают у рядовых людей скорее раздражение, чем интерес.

Но какая-то доля сограждан, пусть и не очень большая, продолжает относиться к мартовскому церемониалу как к важному событию, как будто на дворе 90‑е годы.

Естественным порядком это меньшинство раскалывается на три отряда – на идейных путинцев, на системных оппозиционеров (грудининцев, собчаковцев, явлинцев) и на потенциальных участников «забастовки избирателей», к которой призывает не допущенный к участию Навальный.

Притом защитники будущих соседей Путина по избирательному бюллетеню теперь вынуждены постоянно оправдывать своих протеже, ручаться за серьезность их намерений и усматривать глубокий смысл в их программных установках. Сама запальчивость агитаторов говорит о неуверенности в собственной правоте. Ироническое отношение к «альтернативным кандидатам» становится нормой, и это тоже новинка.

Разумеется, вникать в программы Грудинина или Собчак – только время терять. Дело не в том, что в реале Грудинин – не коммунист, а бизнесмен, а Собчак – не общественный активист, а труженик шоу-бизнеса. Главное, что они не борются за власть ни сейчас, ни в будущем и поэтому вообще не могут называться политиками.

Это guest-stars – приглашенные звезды. Как и ветеран сцены Жириновский, они просто участники сериала под названием «Предвыборная кампания» и оцениваться могут лишь по эстетическим критериям, как актеры, более или менее удачно исполняющие свои роли. В лучшем случае телезрители смогут провести несколько вечеров, любуясь их игрой, но к общественной жизни это шоу отношения не имеет.

Что же касается несистемной оппозиции, то с Навальным сыграла дурную шутку его зацикленность на выборах как таковых. Надо полагать, он изначально понимал, что к участию его ни в коем случае не допустят, но, видимо, не тратил время на раздумья, как после этого поступит.

Дело не в том, что Навальный непопулярен. Он как раз достаточно популярен, чтобы начальство испугалось его участия. Но призывы к «забастовке избирателей» имели бы шансы на массовый успех только в том случае, если бы выборы были действительно важны для народа. Однако сегодня это не так.

Бойкот – оружие сильного. А Навальному приходится бороться за мобилизацию хотя бы части того меньшинства, которое еще верит в выборы, понемногу втягиваясь в препирательства с Собчак, Грудининым и Явлинским, как бы становясь внештатным членом их коллектива и ослабляя собственную уникальность. Число активных неучастников выборов вряд ли может стать большим.

Но неучастников пассивных, которым просто не-охота идти на участки, куда больше. И тут нервозные шараханья властей могут придать мероприятию неожиданную окраску.

В 2012‑м за Путина, по официальному счету, голосовал 41% от списочного состава избирателей (64% голосов «за» при явке 65%). Вместо того чтобы спокойно нацелиться на повторение этого результата, начальство ведет себя так, будто происходит нечто судьбоносное: выказывает крайнюю озабоченность отчетными цифрами, пытается нажать на всех, кто от него зависит, чтобы шли голосовать, карает тех, кто агитирует за неявку, изобретает какие-то детские референдумы и прочие приманки, одна страннее другой.

Мало им охватившего массы советского отношения к выборам, им еще подавай и советскую явку.

Ответ народа не вполне предсказуем. Процент явки и долю голосующих за вождя, конечно, раздуть можно, тем более имея в руках машину подсчета. Но кстати ли придется этот сумбурный нажим? Люди ведь и так не слишком довольны жизнью. Не вызовут ли эти выборы всплеск раздражения, причем в тех слоях, которые сейчас просто хотят остаться в стороне от ненужного мероприятия?

То, что называют «электоральным авторитаризмом», тоже ведь имеет и срок годности, и запас прочности. Слишком азартная его эксплуатация может преподнести сюрпризы.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK