Наверх
15 апреля 2021

Почему Севморпуть не заменит маршрут через Суэцкий канал

©Shutterstock/FOTODOM

Российские власти воспользовались ситуацией вокруг блокировки Суэцкого канала и напомнили миру о Северном морском пути. Почему у СМП не получается стать востребованной альтернативой для перевозки грузов, разбирался «Профиль».

Пробка на миллиарды

29 марта гигантский контейнеровоз Ever Given компании Evergreen сняли с мели в Суэцком канале. Судно перекрыло ключевую для мировой торговли транспортную артерию почти на неделю.

Первые суда прошли Суэцкий канал после разблокировки

Специалисты предупреждали об эффекте домино для международной логистики: нарушение цепочек поставок может привести не только к кратковременному изменению баланса на рынке нефти (через Суэцкий канал углеводороды возят Россия, Саудовская Аравия, Ирак), но даже, как писало агентство Bloomberg, к дефициту туалетной бумаги – одного из главных пандемийных товаров.

Последствия блокировки канала, по разным оценкам, будут ощущаться еще несколько месяцев. А неделя простоя обойдется мировой торговле в 1,4 процентных пункта роста, или в $230 млрд, подсчитали аналитики страховой компании Allianz. По их мнению, потребители по всему миру столкнутся с задержками доставки повседневных товаров.

Рекламная пауза

Российская сторона поспешила воспользоваться инцидентом в Суэцком канале для продвижения отечественных логистических маршрутов.

Так, глава Минвостокразвития Алексей Чекунков заявил, что актуальность Северного морского пути (СМП) возрастает. СМП имеет высокий потенциал расширения объемов транспортировки грузов, отметили, в свою очередь, представители Минэнерго.

«Росатом» – единый инфраструктурный оператор СМП – через свой международный Twitter-аккаунт Rosatom Global с мемами и прибаутками попытался расписать преимущества СМП. Все они сводятся к одной формуле: «У нас есть ледоколы, так что вы не застрянете». Впрочем, остроумные твиты теперь недоступны. Возможно, потому, что рекламировать, по сути, нечего.


Объем перевозок

Северный морской путь
2017 – 10,7 млн т
2018 – 19,7 млн т
2019 – 31,5 млн т
2020 – 33 млн т

Суэцкий канал
2017 – 1,04 млрд т
2018 – 1,1 млрд т
2019 – 1,2 млрд т
2020 – 1,17 млрд т
Источники: «Росатом», администрация СМП, администрация Суэцкого канала.


Пустой север

У СМП сегодня нет возможности пропустить через себя контейнеровоз без экстраординарных усилий, заявил в беседе с «Профилем» гендиректор консалтинговой компании InfraProjects Алексей Безбородов.

В 2018 году по СМП (маршрут: Владивосток – Пусан – Санкт-Петербург) с помощью ледоколов прошел контейнеровоз Venta Maersk с грузом замороженной рыбы и электроники. Датская компания Maersk хотела протестировать Севморпуть и собрать для себя данные. В конце концов Maersk не увидела в СМП реальной коммерческой альтернативы уже используемым маршрутам.

А мы уйдем на Север: сможет ли Арктика стать новым драйвером экономического развития

Несмотря на то, что у контейнеровозов достаточно высокая автономность, они должны заходить в порт хотя бы каждые 3–4 тыс. км, говорит Безбородов. «Если брать полный маршрут по СМП из Китая, то последним портом может быть Корсаков (Сахалин), порт Восточный или порт Владивосток (Приморский край). Дальше, по пути до Роттердама, не встречается ни одного сколько-нибудь понятного контейнерного порта или терминала. Нигде нет возможности фрахтоваться, бункероваться топливом и водой, получать от шипчандлеров еду и питье», – продолжает эксперт.

Активному использованию СМП мешает неразвитая инфраструктура, соглашается директор по развитию Hardfor (компания создала и поддерживает проект по отслеживанию судов и грузов GoRadar) Михаил Голосов. Пока в развитие того или иного порта вкладываются не с целью обеспечения транзита, а ради экспорта, указывает он.

Например, порт Сабетта (восточный берег полуострова Ямал) привязан к проекту «Ямал СПГ». Кроме того, чтобы организовать грузопоток в течение всего года по СМП, необходимо достаточное количество ледоколов. «Пока из новой серии был построен и сдан только один ледокол – «Арктика», да и у того есть технические неполадки с гребным электродвигателем», – сетует Голосов.

Эксперт напоминает, что Суэцкий канал используется уже больше века – маршрут хорошо знаком судоходным компаниям, и тарифы здесь понятны. Сервис в контейнерном бизнесе – это возможность снять трубку, набрать телефон компании-оператора и быстро получить котировку, то есть стоимость перевозки, дополняет Алексей Безбородов. «В отношении СМП этого нет и быть не может», – подчеркивает он.

Гендиректор InfraProjects также отмечает, что СМП – это готовый и вполне рабочий углеводородный маршрут. С этой точки зрения заявления Минэнерго о большом потенциале Северного морского пути вполне оправданны: в отношении нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа условия поставок (погода, льды) не имеют такого значения, как в случае с контейнерами.

Железный путь

Помимо СМП у России есть еще одна важная транспортная магистраль – Транссиб. Председатель ученого совета РЖД Борис Лапидус заявил, что блокировка Суэцкого канала приведет к увеличению грузоперевозок по железным дорогам. По его словам, даже в пандемийном 2020 году объем транзитных контейнерных перевозок по сети РЖД вырос на 30%, а в перспективе он может увеличится до 1,5–2 млн TEU (аналог 20-футового контейнера). По оценке Алексея Безбородова, в 2021 году оборот по Транссибу будет «под 1 млн контейнеров».

«Инцидент в Суэцком канале несомненно скажется на росте популярности транспортировки грузов через Транссиб. Тут даже вопросов нет. Это понятный и очевидный маршрут. Поток грузов в Европу из Азии и обратно через Россию будет постоянно расти, как он постоянно рос последние 10 лет. Теоретически рост должен был остановиться в 2020 году, но из-за пандемии и из-за того, что и по времени, и по цене маршрут через Транссиб стал дешевле морского, популярность железнодорожных перевозок увеличилась», – комментирует Безбородов.

Популярность Транссиба выросла на фоне пандемии и торговой войны между Китаем и США, отмечает Михаил Голосов из Hardfor. Но это не означает, что данный маршрут работает без проблем. Среди них – постоянно, «чуть ли не каждый день», меняющиеся тарифы и дефицит контейнеров, перечисляет эксперт.

«Агентам приходится бегать от одной линии к другой и искать оборудование под существенные потребности грузовладельцев. То есть работы для агентов, например, во Владивостоке стало в несколько раз больше. При этом грузопотоки сильно не увеличиваются и на прибыли это никак не сказывается», – рассказывает Голосов.

В последние годы наблюдается рост объемов транспортировки грузов по железным дорогам как в сторону ЕС, так и непосредственно в Россию, утверждает руководитель отдела железнодорожных перевозок (регионы – Евросоюз и КНР) группы компаний AsstrA Владислав Мартин. «За 2020 год через один только погранпереход Забайкальск–Маньчжурия прошло 3548 поездов в направлении Китай – ЕС, что на 35% больше, чем в 2019-м. Количество перевозок растет непрерывно», – говорит он.

Тем не менее Транссиб не сможет заменить маршрут через Суэцкий канал. «Каждый год через Южный морской путь проходит около миллиарда тонн грузов, и перераспределение даже 10% этого объема на Транссибирскую магистраль маловероятно. Определенное влияние оказывает низкая электрификация Восточного полигона Транссиба, а также недостаточное количество экспортных поставок в обратном направлении (к примеру, из ЕС в страны Азии). То есть в стране пока нет подходящей инфраструктуры и достаточного количества экспортных поставок для возврата железнодорожных платформ на восток России», – заключает Мартин.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
15.04.2021
14.04.2021