Наверх
8 декабря 2022

Пустые полки в аптеках: почему буксует программа импортозамещения медикаментов

©Евгений Софийчук/ТАСС

Пустые полки появились не только в супермаркетах, но и в аптеках. Люди пачками скупают привычные лекарства, боясь подорожаний. Их опасения обоснованны, но ажиотаж приводит к обратному эффекту, создавая искусственный дефицит препаратов. Часть экспертов настроена оптимистично, но статистика не слишком располагает к этому – отечественный фармрынок все еще слишком зависим от импорта.

Почему из аптек пропадают лекарства

Ажиотаж в аптеках не спадает уже почти месяц. Как подсчитали в DSM-Group, только за одну неделю 28 февраля – 6 марта продажи лекарственных препаратов выросли на +53% в упаковках и на +93% в рублях. Похожая динамика у БАДов и косметики – россияне запасаются лекарствами впрок, покупая и дорогие импортные, и самые ходовые. Первыми полки аптек опустошили люди с хроническими заболеваниями, опасаясь исчезновения и подорожания привычных медикаментов из-за падения рубля.

В Минздраве заявили, что ажиотажный спрос на лекарства в аптеках идет на спад

Так и произошло – цены в аптеках начали расти. На это даже обратила внимание Генеральная прокуратура РФ, поручив прокурорам в регионах проверить обоснованность ценообразования. По данным ведомства, удалось пресечь «факты установления экономически необоснованной стоимости тест-систем на COVID-19» в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Приморском крае, Астраханской, Иркутской, Свердловской областях и в других регионах. В Республике Башкортостан, Архангельской, Нижегородской, Челябинской областях органы прокуратуры обнаружили, что запасов жизненно важных препаратов недостаточно. Генпрокуратура уже распорядилась о проведении дополнительных проверок.

Кроме того, люди опасаются дефицита лекарств. В марте многие зарубежные компании объявили об уходе из России. Фармкомпании остались, но многие (например, Pfizer, Lilly, AbbVie, Sanofi и другие) сделали заявления об отказе от проведения у нас в стране новых клинических исследований. Это значит, что новые инновационные препараты они зарегистрировать и, соответственно, продавать на территории РФ не смогут.

Официальные источники стараются погасить панику. В Минпромторге сообщили о годовом запасе лекарственных препаратов. Глава Росздравнадзора Алла Самойлова заявила, что проблемы с производством и поставками лекарств у российских дистрибьюторов и поставщиков отсутствуют. По ее словам, пропавшие из аптек лекарства имеются в наличии у производителей и скоро поступят в аптеки.

Насколько успешна программа импортозамещения в сфере медикаментов

Дефицит создается искусственно, убежден председатель Общественного совета при Росздравнадзоре Виктор Дмитриев. По его словам, с 24 февраля средний чек в аптеках Москвы вырос в пять раз, и не из-за подорожания, а из-за паники – количество покупателей осталось прежним, но каждый взял в пять раз больше, чем ему реально нужно.

«Создавать ажиотаж в аптеках очень неправильно. Как показывает ковидный опыт, месяцев через 6–8 у большей части этих препаратов окончится срок годности, и они окажутся на помойке. Кроме всего прочего, это еще и вред для экологии. А самое главное, когда человек вместо одной упаковки берет пять, он тем самым делает недоступным это лекарство для людей, которые стоят за ним в очереди», – пояснил Дмитриев.

Что мешает развитию фармбизнеса в России

Лекарственные препараты не входят в санкционные списки, поэтому перебоев с поставками не ожидается, убежден эксперт. Кроме того, госпрограмма импортозамещения «Фарма-2020» дала свои плоды – отечественные фармкомпании чувствуют себя достаточно уверенно. Также, по словам Дмитриева, успешна программа локализации фармацевтических производств – продукция заводов, построенных транснациональными и зарубежными компаниями на территории РФ, сегодня уже воспринимается как отечественная. Поэтому никаких перебоев быть не может.

«Есть отдельные исключения – импортные препараты, которые находятся под патентной защитой. Но для того, чтобы снять риски, у нас создан норматив, который позволяет в экстренных ситуациях, если создается угроза жизни или здоровью населения, применять процедуру принудительного лицензирования. Это значит, что, если патентообладатель по каким-то причинам не хочет поставлять нам этот препарат, мы имеем право нарушить патент и сами начать производить этот препарат», – пояснил эксперт.

Что разрешат фармкомпаниям, чтобы наполнить аптеки

Виктор Дмитриев рассказал, что Минздрав уже подготовил проекты документов для того, чтобы ускорить и упростить все регистрационные процедуры для отечественных фармкомпаний: отменяются плановые проверки и продлеваются все разрешительные документы как минимум до конца года. Таким образом удастся снять нагрузку на бизнес и ускорить выпуск на рынок и перерегистрацию отечественных лекарств.

По его словам, с поставками субстанций перебоев тоже нет. Большую часть мы покупаем в Китае, а он не присоединился ни к каким санкциям, более того – заявил об экономической поддержке России. Возникли проблемы с доставкой небольшого процента субстанций, которые привозят из Европы, но они легко решаются заменой логистических компаний. Конечно, это занимает определенное время, но уже сейчас почти все проблемы с логистикой решены.

В Росздравнадзоре рассказали о пропавших из аптек лекарствах

Государство примет меры и по снижению инфляционных рисков цен на препараты, убежден Виктор Дмитриев. «Можно предположить, что рост произойдет, но начнут работать другие механизмы – индексации для производителей, налоговые льготы. Уже сегодня обнуляется таможенная пошлина на ввоз субстанций, обсуждается предложение об обнулении НДС на список жизненно важных препаратов.

Правительство также приняло решение упростить закупку лекарств и медизделий для поликлиник и больниц, работающих по системе ОМС. Они смогут опережающими темпами закупать все необходимое за счет значительного повышения авансирования средств на оплату медпомощи. Если раньше ежемесячный размер авансирования больниц и поликлиник не мог превышать 1/12 суммы, предусмотренной для медицинского учреждения на текущий год, то теперь этот лимит установлен на уровне годового финансирования. Эта мера призвана обеспечить материальную устойчивость медорганизаций в условиях санкций, введенных в отношении РФ западными странами.

Кроме того, упростили и ускорили процедуру закупок медицинских изделий. Теперь их не придется разделять на отдельные лоты по каждому виду. Новый, упрощенный порядок будет действовать до сентября 2022 года. Это должно позволить медицинским организациям оперативно обновить оборудование и повысить качество медпомощи.

Кроме того, в России разрешен параллельный импорт, когда можно закупать дефицитные препараты через другие страны, например, Казахстан или Армению. Об этом рассказала директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. По ее словам, программа импортозамещения в сфере фармацевтики показала свою эффективность: если в 2008 году лишь 15% медикаментов из перечня стратегически значимых выпускались отечественными компаниями, то сейчас их уже 80%.

Повысятся ли цены на лекарства

На сегодня массовых обращений по поводу дефицита каких-либо препаратов не было, рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев. Были лишь отдельные сообщения, связанные, скорее, с логистическими проблемами и общей паникой.

«На мой взгляд, причина недостатка того или другого препарата в аптеках – ажиотажный спрос. Люди из страха подорожания и дефицита покупают лекарства сразу на несколько месяцев вперед, особенно хронические больные. Мы наблюдали подобную ситуацию в начале пандемии, когда люди закупали всевозможные лекарства впрок, создавая дефицит и панику, а после окончания срока годности выбрасывали их – это миллионы упаковок», – пояснил Жулев.

Минздрав не наблюдает дефицита и скачков цен на жизненно важные препараты

Объективных причин опасаться дефицита нет, полагает он. Ни одна зарубежная компания не заявила об уходе с рынка. Они прекращают новые исследования в России, ограничивают инвестиции, сворачивают программы продвижения. Но продажа лекарств, особенно жизненно важных, продолжится.

Конечно, есть риски в сфере логистики и ценообразования, но правительство уже приступило к реализации мер по их нивелированию. Спектр очень широкий, прежде всего это меры по снятию регистрационных барьеров и упрощению закупочных процедур. Создается режим наибольшего благоприятствования для фармкомпаний, причем как отечественных, так и зарубежных.

«Конечно, ситуация сложная, и мы не можем предугадать все возможные варианты развития событий. Мы как пациентская организация будем мониторить ситуацию, отслеживать реализацию тех решений, которые сейчас принимаются, и внимательно прислушиваться ко всем сигналам об исчезновении лекарств. Но давайте честно говорить – препараты исчезали и дорожали еще до последней волны санкций, комплекс проблем существует все два ковидных года. Иногда это внутренние проблемы рынка, а иногда проблемы, связанные с деятельностью самого предприятия – перезапуск оборудования, например», – отметил Юрий Жулев.

Цены могут повыситься, признает эксперт. Даже если препараты производятся в России, сырье и оборудование на наших заводах чаще всего используют импортное. Также нельзя исключать, что есть недобросовестные аптечные сети, которые пользуются повышенным спросом и накручивают цены без всяких оснований.

Сколько импортного в отечественных препаратах

Однако на самом деле все не настолько радужно. Например, участники научно-практической конференции РСПП, ТПП и РАН, состоявшейся в конце 2021 года, обращали внимание на высокую зависимость производства лекарственных препаратов от импорта фармацевтических субстанций, интермедиатов, реагентов расходных материалов и сырья, применяемых в технологиях их получения.

Российским фармацевтам рекомендуют не тратить силы на новые разработки, а учиться копировать уже существующие препараты

Доля лекарств отечественного производства на российском рынке составляет всего 34%, причем 80% из них производится из импортных субстанций. Это недопустимо как из соображений безопасности, так и из-за экономических причин, отметили эксперты.

«Данный тезис был наглядно подтвержден сразу же после начала возникновения пандемии коронавирусной инфекции, когда основные поставщики фармацевтических субстанций из Китая и Индии вынуждены были приостановить поставки продукции. Цены на фармацевтические субстанции и ингредиенты к ним резко возросли (порядка 25%), что привело к нарушению ритмичности производства лекарственных препаратов и удорожанию их себестоимости. Если два года назад в структуре лекарственных препаратов стоимость импортных субстанций составляла меньше 13%, то в 2021 году она приблизилась к 20%», – говорится в итоговых документах мероприятия.

Эксперты подчеркивают, что производство фармацевтических субстанций является высокозатратным, сложным в технологическом и экологическом отношениях, с большим временем окупаемости. Дальнейшее развитие рынка требует дополнительных стимулирующих мер.

Почему оперативно и эффективно не получится

Импортозамещение в сфере производства лекарственных препаратов и медицинских изделий не очень удалось, говорит зампредседателя комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, директор исследовательского центра «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева. В России есть отечественные фармацевтические компании, но большая часть субстанций до сих пор завозится из-за рубежа.

«Программа локализации большей частью свелась к тому, что препараты только «разливают» у нас. Субстанции преимущественно все равно везут из других стран – сначала были западные страны, постепенно закупки смещались в пользу Китая и Индии. В сфере препаратов от инфекционных заболеваний у той же Индии, например, хорошие компетенции, но многие другие лекарства у Китая и Индии с точки зрения очистки и соблюдения химических формул нельзя назвать высококачественными», – пояснила Курбангалеева.

По мнению эксперта, ключевые проблемы российского фармрынка – непродуманное ценообразование, регистрационные барьеры (та же GMP-инспекция) и специфические закупочные процедуры. Система ценообразования и дополнительное регулирование приводят к тому, что отечественным компаниям порой даже дженерики производить невыгодно. Получается, оригинальный препарат пропадает с рынка, а заместить его нечем. Западные компании также уходят из России – и этот процесс не вчера начался – по причине жесткого государственного протекционизма, того же правила «третий лишний».

Кроме того, большая проблема – это контроль качества наших лекарств. По словам Екатерины Курбангалеевой, Росздравнадзор отчитывается, что контролирует качество, но по факту речь идет о контроле наличия маркировки, упаковки и инструкции, а химический состав лекарства проверяется всего примерно в 20% случаев. Поэтому вполне можно понять людей, предпочитающих импортные препараты и закупающих их впрок.

«У нас были перебои в поставках и обеспечении препаратами и до пандемии, сейчас они только усугубятся по понятным причинам. Конечно, любые фармкомпании, в отличие от «Макдоналдса», не могут просто бросить всё и уйти с рынка – есть элемент социальной ответственности. Но ситуация все равно ударит по лекарствам и неизбежно будет ухудшаться. Думаю, под ударом прежде всего окажутся онкологические, ревматические, гормональные препараты, антибиотики. О лекарствах для пациентов с редкими заболеваниями я даже говорить не хочу, с ними всегда были проблемы», – считает Курбангалеева. По мнению эксперта, предлагаемые правительством меры недостаточно эффективны, чтобы решить проблему – по крайней мере, оперативно.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль