Наверх
17 октября 2021

Нечистосердечное признание

Какой будет реакция Москвы на исход выборов на Украине? Ответ на этот вопрос совсем не очевиден. Вплоть до недавнего времени позиция Кремля была однозначной: новая власть в Киеве незаконна, а единственной легитимной фигурой является свергнутый президент Виктор Янукович. Однако за пару недель до президентских выборов на Украине тональность высказываний российских политиков стала меняться — и очевидно, что в сторону смягчения.

Сначала Владимир Путин на встрече с председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером заявил, что при всех издержках «намеченные в Киеве президентские выборы — само по себе движение в правильном направлении», дав понять, что проводить выборы все-таки следует. При этом, правда, российский президент всячески подчеркивал, что «нужно сделать все для того, чтобы люди на юго-востоке Украины поняли, почувствовали и поверили, что и после выборов президента Украины 25 мая их права будут надежно гарантированы». А на днях Москва пошла несколько дальше, заявив устами спикера Госдумы Сергея Нарышкина, что ей было бы комфортнее иметь дело с избранным президентом Украины, чем с теми, кого на наших телеканалах принято называть «хунтой».

Как сказал Нарышкин, ему «трудно представить, что такие выборы могут быть вполне легитимными, но при этом очевидно, что непроведение выборов — еще более печальная ситуация, поэтому из двух зол нужно выбирать меньшее». Возможно, смягчение риторики российских официальных лиц означает, что Москва в принципе готова обменять признание украинских выборов на прекращение эскалации антироссийских санкций, а при благоприятном стечении обстоятельств — и на согласие Запада с присоединением Крыма, если не де-юре, то хотя бы де-факто.

Впрочем, это только предположения, а пока большинство экспертов сходятся в том, что Москве было бы желательно иметь в Киеве политическую фигуру, с которой можно было бы вести переговоры. По словам директора Центра евразийских исследований Владимира Корнилова, представляющего пророссийские силы востока Украины, «Кремль вряд ли в полной мере признает украинские выборы, но при этом мы знаем, что у Москвы есть опыт общения и сотрудничества с обоими из двух основных конкурентов — и с Порошенко, и с Тимошенко, российские переговорщики будут вести диалог с этими деятелями».

Такую точку зрения отчасти разделяет и директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. «Москве будет сложно признать честность и справедливость этих выборов, — говорит он. — Однако Россия вовсе не заинтересована в том, чтобы на Украине был бесконечный бардак. Москве в любом случае лучше иметь дело с тем, кто в соответствии с юридическими формальностями отвечает за ситуацию в соседней стране».

По словам председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике Федора Лукьянова, «Россия готова принять к сведению выборы на Украине, но дальше должен начаться диалог между новой властью в Киеве и силами на востоке». Если в Киеве попытаются реализовать силовой сценарий, то у России есть возможность рассмотреть вариант признания независимости народных республик, хотя это не тот сценарий, которого Россия желает. «Она (Россия) стремится реализовать сценарий децентрализации Украины, создания в ней двух центров власти при сохранении единства страны», — полагает Лукьянов.

В том, что признание легитимности президентских выборов на Украине со стороны России не будет безусловным, уверен и заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. По его словам, «в заявлении Владимира Путина помимо предложения перенести референдум и намека на признание выборов президента Украины было еще и предложение свернуть так называемую контртеррористическую операцию, вступить в диалог с представителями юго-востока и выполнить «дорожную карту», которую предлагает ОБСЕ».

Между тем сделать это Киеву будет непросто, так как отказ от борьбы с сепаратистами приведет к фактическому выходу из состава страны как минимум двух областей — Донецкой и Луганской. Ясно, что любой киевский политик, принявший такое решение, моментально лишится поддержки своих избирателей. А значит, никто на такие шаги в Киеве, скорее всего, не пойдет. Не лучше для России обстоит дело и с признанием ее претензий на Крым.

Сегодня на Украине не найдется ни одного политика, кто открыто решился бы призвать к признанию Крыма частью России. Запад же в случае продолжения российско-украинского противостояния тоже не сможет резко сменить курс и отказаться от политики санкций в отношении России. Все это снижает у Москвы мотивацию к признанию новых украинских властей, так как шансы получить в обмен желаемое крайне невелики. В то же время бесконечно упорствовать и считать законным президентом Украины Виктора Януковича тоже становится невозможно.

Отсюда и дипломатические маневры и разговоры о том, что новый президент Украины будет обладать некой «частичной легитимностью». Именно поэтому эксперты не прогнозируют скорого затухания российско-украинского конфликта — слишком велики ставки в этой партии. Однако кризис из стадии жесткого силового противостояния имеет шансы постепенно перейти в стадию вялотекущего торга. А главное правило торга: проси больше — получишь сколько надо. Россия, похоже, действует в соответствии с этим правилом. Ведь изначально неформальные претензии Москвы простирались едва ли не на всю Новороссию — то есть добрую половину Украины. Сегодня уже очевидно, что реальные территориальные приобретения, скорее всего, ограничатся Крымом, но вот его-то Москва хотела бы за собой закрепить. Да и статус Украины как буферной зоны между Россией и зоной ответственности НАТО никто из перечня неформальных внешнеполитических приоритетов Москвы не вычеркивал. А значит, торг будет продолжаться.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
17.10.2021