Top.Mail.Ru
Наверх
1 декабря 2020

Почему автомат Судаева не стал оружейным хитом Второй мировой

Советские конструкторы смогли создать не только самый массовый пистолет-пулемет Второй мировой (им стал ППШ), но и образец, который по сумме качеств считается лучшим среди всех, что были произведены до середины ХХ века. Хоть он и не стал основным для нашей армии, но продержался на вооружении силовых структур до конца ХХ века и продолжает применяться в военных конфликтах.

Суперавтомат от «Примуса»

Появление простого и технологичного ППШ позволило советским военным пересмотреть концепцию применения стрелкового оружия на поле боя. А смертоносная эффективность взводов и рот автоматчиков в какой-то мере компенсировала недостатки отечественных пулеметов ДП-27, заметно уступавших по огневой мощи немецким MG-34 и MG-42. Конечно, любой пистолет-пулемет безнадежно проигрывал полноценному пулемету по дальности эффективного огня, но зато его было удобно применять при штурме траншей и зданий.

И все-таки красноармейцы требовали чего-то более легкого и компактного, «как у немцев». Ответом на эти требования стал ППС-42 конструкции Алексея Судаева. Уже в феврале–марте 1942 года Главное артиллерийское управление (ГАУ) провело первые полигонные испытания прототипов новых отечественных ПП, сделанных с учетом эргономических и технических особенностей немецкого МР-40 – секторный магазин (т. н. рожок), только автоматический режим огня, относительно невысокая скорострельность, плюс большинство образцов вместо деревянных лож имели откидные металлические приклады.

В финальные испытания (май–июнь 1942 года) вышли новый пистолет-пулемет Шпагина, ППШ-2, и конструкция малоизвестного оружейника Судаева. Шпагинский пистолет-пулемет проиграл, но благодаря мощному лобби в лице наркома вооружений Дмитрия Устинова был инициирован выпуск опытной партии ППШ-2 для войсковых испытаний. Тогда руководство ГАУ, ставившее на ППС, отправило Судаева на Сестрорецкий инструментальный завод в блокадном Ленинграде, чтобы конструктор наладил там производство своего автомата.

Образец Судаева отличался исключительной простотой, даже в сравнении с очень простым ППШ. В нем штамповкой делалось практически все, включая детали ударно-спускового механизма. Исключение составляли ствол, затвор, пружины. Если для производства ППШ требовалось почти 14 кг металла и 7,3 станко-часов, то ППС «съедал» только 6,2 кг металла и на его выпуск уходило 2,7 станко-часов (затраты снижались более чем в два раза).

Тем не менее Сестрорецкий завод, где делались ПП Дегтярева, поначалу не смог освоить выпуск нового оружия! На старом оружейном заводе привыкли фрезеровать и сверлить, а штамповать толком не умели. Тогда к делу подключилась местная артель «Примус», делавшая… да, примусы и кухонные плитки. За два месяца специалисты по производству бытовой техники помогли оружейникам организовать выпуск штампованных комплектующих для ППС. Единственными узлами, которые не могли изготовить в осажденном городе, были стволы – их везли из Ижевска.

Пистолет-пулемёт Судаева

Автоматика ППС работала на основе свободного затвора, стрельба велась с заднего шептала. Затвор размещался в верхней части переломной ствольной коробки, которая была заметно тоньше, чем у ППШ, что положительно сказалось на массе судаевского оружия. «Вытянув» ствольную коробку, и увеличив таким образом длину хода затвора, Судаев снизил темп стрельбы своего ПП до 600 выстрелов в минуту.

В целом, новый пистолет-пулемет вышел заметно эргономичней предшественника: предохранитель легко включался и выключался пальцем руки, держащей пистолетную рукоять; благодаря легкости и компактности приклада автомат довольно удобно вскидывался; секторный магазин на 35 патронов легко, в одно движение, присоединялся за счет специальной горловины.

За эту же горловину можно было удерживать оружие, поскольку какое-либо цевье отсутствовало. Магазин ППС имел двухрядный выход патронов, что облегчало его заряжание. В целом, небольшой тренировки хватает, чтобы средний стрелок приноровился вести огонь из ППС из разных положений. В 1943 году Судаев модернизировал свой пистолет-пулемет, сделав его еще чуть компактней и легче. Модернизированный образец пошел в производство под обозначением ППС-43.

Лучший не значит первый

У ППС-42/43 изначально не было шансов стать основным автоматом советской армии, поскольку массовый выпуск ППШ уже был прекрасно налажен на многих производствах страны. Тем не менее до конца войны советская промышленность успела выпустить около полумиллиона автоматов Судаева, еще 1,5 миллиона было произведено уже в мирное время. Как и было задумано, ППС получали прежде всего разведчики, десантники, экипажи боевых машин. Некоторое количество все же перепало рядовым бойцам, хотя по ряду характеристик ППС был скорее специальным оружием, а не общевойсковым.

Сегодня российские и зарубежные авторы статей и книг об оружии нередко называют ППС-43 лучшим автоматом Второй мировой. Ссылок на результаты сравнительных испытаний при этом не приводится, но судьба автомата говорит в пользу того, что если он и не самый-самый, то однозначно может занять место в числе лучших. Еще во время войны ППС стал желанным оружием как для союзников СССР, так и для его противников.

Вскоре после появления на фронте новые ПП оказались в руках финнов, и те довольно быстро наладили выпуск собственных клонов советского автомата на заводе Tikkakoski. Только, в отличие от оригинала, «финн» использовал немецкий патрон 9х19 мм. И повоевать он не успел – оружие стало поступать в войска уже после выхода Хельсинки из войны. Тем не менее финский ППС под обозначением КРМ/1944 стоял на вооружении армии до 1960-х годов, пока не был заменен местным же клоном автомата Калашникова RK62 от компании Valmet. А снятые с вооружения КРМ/1944 успешно экспортировались в многочисленные «горячие точки» по всему миру.

Окольными путями финский ППС оказался в Западной Германии: в конце 1944 года главный инженер Tikkakoski немец Вилли Даугс бежал в Испанию, прихватив с собой полный комплект техдокументации на КРМ/1944. После войны Даугс перебрался в ФРГ и наладил производство слегка измененного ППС под маркой DUX-53. Его автомат оказался сложнее оригинала и не был принят в качестве основного оружия Бундесвера, тем не менее им вооружались пограничники и жандармерия ФРГ. В конце 1960-х Даугс вместе с советским автоматом отбыл в Южную Америку.

Что до СССР, то после войны ППС стоял на вооружении армии до принятия автомата Калашникова, а потом вплоть до конца 1980-х использовался военизированной охраной. Советский Союз продавал и дарил удачный пистолет-пулемет всем дружественным режимам. Так, с начала 50-х ППС производился в Польше: поначалу оригинал, а с 1952-го местная версия с деревянным прикладом (Modell 43/52). В середине 50-х серийное производство ППС было налажено в Китае, который, в свою очередь, вооружил им Северную Корею, Вьетнам, да почти всю Азию. До массового распространения АК пистолет-пулемет Судаева оставался одним из самых многочисленных и совершенных видов автоматического оружия в Азии и Африке.
Последние сведения о применении ППС в боевых действиях поступали с территории ДНР и ЛНР.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
01.12.2020
30.11.2020