Наверх
25 июля 2021

Последний поход "Иосифа Сталина": подвиг и трагедия Балтийского флота

Турбоэлектроход «Иосиф Сталин», 1940 год

©Vostock Photo Archive

Одним из итогов Зимней войны с Финляндией в 1939–1940 годах стала передача СССР в аренду на 30 лет военно-морской базы (ВМБ) Ханко. Она размещалась на полуострове длиной 25 км и шириной 5 км и на прилегающих островах. Это был северный фланг Центральной минно-артиллерийской позиции, которая должна была предотвратить прорыв неприятельского флота в Финский залив и далее – к Ленинграду.

Гарнизон Ханко состоял из усиленной стрелковой бригады, артиллерийских и инженерно-строительных частей. Был у ВМБ и собственный аэродром, на котором базировались истребители Балтфлота. Морские силы были представлены семью катерами типа «Морской охотник» и шестнадцатью вспомогательными судами. Береговая артиллерия состояла из орудий калибром до 305 мм. Общая численность гарнизона – 23,5 тыс. человек. Командовал ВМБ генерал-майор береговой службы Сергей Кабанов.

Боевая тревога

22 июня немецкая авиация нанесла первый бомбовый удар по Ханко, а финская артиллерия начала его обстреливать 26 июня. Героическая оборона Ханко продолжалась 164 дня, в течение которых финские войска предприняли 36 штурмов. По ВМБ было выпущено 350 тыс. снарядов и мин (по другим данным – до 500 тыс.).

Зимняя война: чего добились советские подводники, сражаясь с финнами?

После падения главной базы Балтфлота Таллина и захвата немцами островов Моонзундского архипелага гарнизон Ханко оказался в глубоком тылу противника, его снабжение резко осложнилось. Финский залив к осени был буквально нашпигован минами. Немцы и финны поставили на пути советских кораблей и подводных лодок 4631 мину и 3361 минный защитник. В небе господствовали самолеты люфтваффе. На море активно действовали легкие силы немецкого и финского флотов и подводные лодки врага. С обеих берегов залив простреливался артиллерией.

Существовала для гарнизона Ханко и другая угроза – оказаться полностью отрезанным от большой земли. Зимой Финский залив замерзает. Для проводки кораблей без ледоколов не обойтись. Однако протралить фарватер, скрытый льдом, – задача невыполнимая. Поэтому во второй половине октября 1941-го ставка приняла решение оставить Ханко. Эвакуацию предполагалось провести в два этапа. Сначала вывезти войска второго эшелона, тылы и гражданское население.

Части, занимавшие оборонительные линии, 10–12 тыс. штыков, вывозились в последнюю очередь. Причем это надо было сделать одновременно, для чего требовались военные транспорты и большие корабли Балтфлота. Руководство операцией поручили командующему эскадрой контр-адмиралу Валентину Дрозду.

Переход между Ханко и Кронштадтом (около 240 морских миль) предполагалось осуществлять в основном в темное время суток. В первую ночь нужно было достичь острова Гогланд, преодолев около 140 миль. Здесь конвои пережидали светлое время суток, находясь вне пределов досягаемости вражеских береговых батарей. С воздуха они могли рассчитывать на прикрытие истребительной авиации. Сторожевые и торпедные катера на Гогланде пополняли запасы топлива.

Для оказания помощи кораблям и судам, эвакуирующим Ханко, был создан базирующийся на острове аварийно-спасательный отряд под командованием капитана 2-го ранга Ивана Святова. В его состав вошли тральщики, буксиры, спасательные суда, сторожевые и торпедные катера. Для прикрытия конвоев в Финском заливе разворачивались подводные лодки, была задействованы торпедоносцы и бомбардировщики, береговая артиллерия. Попытки авиации и артиллерии финнов воспрепятствовать погрузке войск на Ханко подавлялись советской береговой артиллерией и авиацией. Артиллеристы и летчики с задачей справились – за время операции зафиксировано попадание всего одного вражеского снаряда. Повреждения получил эсминец «Сметливый».

Береговая артиллерия полуострова Ханко, 24 августа 1941 года

Алексей Межуев/Фотохроника ТАСС

По минным полям

Эвакуация защитников Ханко началась 23 октября в тяжелейших условиях. Наибольшую опасность представляли мины. Предварительное траление вести было невозможно из-за господства люфтваффе в районе переходов и новых постановок минных полей. Так, в ночь на 3 ноября немецкий минный заградитель «Кайзер» поставил 150 мин западнее Юминды на предполагаемом пути следования кораблей Балтфлота. Поэтому практиковалась проводка кораблей непосредственно за тралами базовых тральщиков.

Выдержка из вахтенного журнала минного заградителя Балтфлота «Марти», участвовавшего в эвакуации Ханко, иллюстрирует сложность и опасность перехода.

«2 ноября 1941 года.
18.30. Закончили погрузку войск. Приняли 2029 человек, пушек разных 60, много боезапаса, винтовок, минометов, патронов и разное военное имущество.
19.12. Отдали швартовы, вышли из гавани.
21.47. По правому борту на расстоянии 20 метров плавающая мина.
22.00. С левого борта прошла плавающая мина.
23.25. Прямо по носу взрыв мины в трале БТЩ (базовый тральщик. – «Профиль»). Дали средний ход.
23.37. С левого борта плавающая мина на расстоянии 10 метров.
23.38. С левого борта 2 плавающие мины, с правого борта одна плавающая мина на расстоянии 10 метров.

3 ноября 1941 года.
02.22. Прямо по носу в трале БТЩ взрыв мины.
02.27. Прямо по носу взрыв мины в трале БТЩ.
02.42. С левого борта на расстоянии 30 метров плавающая мина. Разрыв снаряда на расстоянии 5 кабельтов. Огонь ведет батарея Юминды.
03.00. По правому борту прошли две плавающие мины.
03.25. Прямо по носу взрыв мины в трале БТЩ.
03.27. Второй взрыв в трале БТЩ.
03.55. С левого борта плавающая мина. Уклонились.
07.55. Стали на якорь у бухты Сууркюля у о. Гогланд».

Однако так везло не всем. 4 ноября подорвался на мине и затонул эсминец «Сметливый», 12-го – военный транспорт «Жданов», 14 ноября – эсминец «Гордый». На этом список потерь в корабельном составе не заканчивается.

Между тем эвакуация Ханко продолжалась. В ней участвовали эсминцы, тральщики, минные и сетевой заградители, торпедные и сторожевые катера. Были задействованы и транспортные суда, в том числе такие крупные, как «Жданов» и «Иосиф Сталин». Всего – 88 вымпелов. Иногда происходили настоящие морские сражения. Так, вечером 30 ноября на отряд, следовавший на Ханко, совершили нападение две финские канонерские лодки, четыре катера и два немецких торпедных катера. Их поддержала огнем 305-мм береговая батарея с острова Мякилуото. Атаку врага отбили.

Последний шанс

К концу ноября на Ханко оставалось около 12 тыс. человек, которых нужно было вывезти за один прием. Для этого 29 ноября из Кронштадта вышел конвой в составе военного транспорта 521 (бывший пассажирский турбоэлектроход «Иосиф Сталин»), эсминцев «Стойкий» и «Славный», 6 базовых тральщиков, 7 «морских охотников» и 4 торпедных катеров.

Утром 30 ноября отряд прибыл на Ханко. Через сутки к нему присоединились транспорт 538 (пароход «Майя»), БТЩ-210, канонерская лодки «Волга», сторожевой корабль (СКР) «Вирсайтис», тральщик «Ударник» и два катера «морских охотников». Всего в ВМБ Ханко собралось 15 боевых кораблей, 2 транспорта, несколько катеров и 4 буксира.

Погрузку войск и отход с занимаемых позиций планировалось начать 30 ноября и провести в течение двух с половиной суток. К 16 часам 2 декабря на переднем крае оставались только подразделения прикрытия, которые к 18 часам на автомашинах были переброшены к районам погрузки. Последними покинули берег 200 саперов и подрывников.

«Иосиф Сталин» принял на борт 5589 человек, «Майя» – 2800 человек. Кроме того, на транспорты погрузили 1735 т продовольствия, танки, боеприпасы и топливо. Эсминцы брали до 600 человек с личным оружием, тральщики – по 300, на канонерской лодке «Волга» разместилось 558 человек.

Вечером 2 декабря корабли и суда начали выходить из Ханко. Первым вышел отряд под командованием капитан-лейтенанта П.В. Шевцова (транспорт «Майя», БТЩ-210, канонерская лодка «Волга», сторожевые корабли «Вирсайтис» и «Лайне», тральщик «Ударник», 2 «морских охотника» и 4 буксира).

Финская береговая батарея с острова Мякилуото открыла огонь по конвою, но попаданий не добилась. Вскоре произошла короткая стычка с двумя кораблями противника. Утром на мине подорвался и затонул СКР «Вирсайтис», а затем получила повреждение от взрыва мины канонерка «Волга». И все же 4 декабря этот конвой под проводкой ледокола «Ермак» благополучно пришел в Кронштадт.

Курс ведет к опасности

Второй отряд под командованием контр-адмирала В.П. Дрозда в составе эсминцев «Стойкий» и «Славный», транспорта «Иосиф Сталин», 7 базовых тральщиков, 7 «морских охотников» и 4 торпедных катеров вышел из Ханко в 21.30 второго декабря. Вскоре к нему присоединился базировавшийся на Ханко дивизион торпедных катеров (7 катеров Д-3 и Г-5). Катера сняли с берега саперов. Конвой двинулся в Кронштадт со скоростью 13 узлов. Через несколько часов корабли вошли в плотное минное поле. Взрывами мин были перебиты тралы трех базовых тральщиков. «Иосиф Сталин» держал опасно большую дистанцию от следовавшего за тральщиком эсминца «Стойкий» (8 кабельтов).

Командир транспорта, увидев взрыв в тралах идущего впереди БТЩ, дал команду уклониться влево, и судно выкатилось за пределы протраленной полосы. Его параван (подводный аппарат для защиты корабля от якорных контактных мин) подсек мину, которая взорвалась. Затем взорвалась еще одна мина вблизи кормы, вызвавшая тяжелые повреждения – были повреждены руль, один из винтов, разрушена часть помещений. «Иосиф Сталин» лишился хода. Услышав взрывы, береговая артиллерия противника с мыса Суурупи открыла огонь. К турбоэлектроходу подошли эсминец «Славный», несколько базовых тральщиков и «морской охотник».

Эсминец попытался взять поврежденное судно на буксир, но в это время под его корпусом взорвалась еще одна мина. «Славный», имевший на борту около 700 человек, отошел от транспорта и стал на якорь. Два базовых тральщика протралили район вокруг транспорта. Эсминец вновь завел буксирный конец. Однако и эта попытка закончилась неудачей – под носовой частью «Иосифа Сталина» произошел четвертый взрыв, перебивший буксир и вызвавший сильные разрушения на судне.

Затем в турбоэлектроход попал 305-миллиметровый снаряд финской береговой батареи, взорвавшийся в носовом трюме. Там находились около 600 человек и много боеприпасов. Мощный взрыв разрушил палубу и часть надстройки с ходовым мостиком. При этом погибла почти вся палубная команда, занятая на баке заводкой буксирного конца.

На борту корабля «Иосиф Сталин» во время эвакуации находилось 5,5 тысячи человек

German Federal Archives/Vostock Photo Archive

Стало понятно, что судно обречено. Вот как описывает этот момент красноармеец 343-го артиллерийского полка Ф.И. Семенченко: «Слышим, как по рупору объявили: «Товарищи, внимание! Спасайтесь, кто как сможет!» И вот началась паника. Люди с дракой поднимались из нижних трюмов на палубу и пробивались ближе к бортам. А солдат на палубе – палец между ними не просунешь! Некоторые командиры из наганов, а рядовые из винтовок покончили жизнь самоубийством. Другие бойцы, да и командиры, прорываясь к леерам, сбрасывали более слабых в воду, чтобы самим оказаться ближе к борту и успеть спрыгнуть на подходящий катер».

«Славный» отошел от транспорта и стал на якорь. Эсминец к тому времени уже принял с транспорта на борт более трехсот человек. Базовые тральщики и «морские охотники» начали подходить к борту «Иосифа Сталина» и снимать людей. БТЩ-205 принял около 200 человек, БТЩ-207 – более сотни. БТЩ-211 и БТЩ-215 – около 500 человек, БТЩ-217 – примерно 600. Еще около 400 сняли «морские охотники».

Около 5 часов утра торпедные катера получили приказ: сбросить торпеды и спасать тонущих. Каждый катер мог поднять на борт до 20 человек. Спасенных размещали, где придется, даже в освободившихся торпедных желобах, укрывали брезентом, отогревая по очереди в моторном отсеке. Спасательная операция осложнялась усиливающимся штормом, температура воздуха упала до -18ºС. Началось обледенение катеров, но они до последней возможности продолжали выполнять задачу.

Во власти стихии

Потом подсчитали, что с турбоэлектрохода сняли в общей сложности 1740 человек. Однако на борту «Иосифа Сталина» все еще оставалось несколько тысяч красноармейцев и командиров.

«Проснулся утром (3 декабря). Вышел на палубу. Погода стояла морозная, ясная. Вокруг – бескрайнее море. Корабль держался на плаву. Над водой осталось две палубы (третья уже была частично затоплена), но чувствовалось, что турбоэлектроход оседает все ниже и ниже. На корабле творилось бог знает что. Было много раненых, и двое врачей сбились с ног, оказывая им медицинскую помощь... Некоторые бойцы и командиры принялись из дверей и обшивки кают вязать плоты и спускать их на воду, чтобы таким образом добраться до берега. Однако ветром плоты отнесло от корабля и погнало еще дальше в море. Люди, находившиеся на плотах и заливаемые ледяной водой, поняли, что обречены, и стали стреляться». Это – мемуары С.В. Тиркельтауба, младшего командира 181-го отдельного батальона связи.

Контр-адмирал Валентин Трибуц приказал аварийно-спасательному отряду выйти в море, снять людей с дрейфующего транспорта и потопить его. Однако, получив данные воздушной разведки о местонахождении терпящего бедствие судна, учитывая невозможность воздушного прикрытия и осложняющуюся ледовую обстановку (в Кронштадт и Ленинград без помощи ледоколов попасть было уже невозможно), Военный совет Балтийского флота отозвал спасательный отряд на рейд Гогланда.

Злой рок "Армении": какие тайны трагедии 1941 года скрывает Черное море

К вечеру 3 декабря состояние судна резко ухудшилось, крен достиг 45°, судно продолжало дрейфовать к захваченному немцами эстонскому берегу. 4 декабря к транспорту подошли два корабля – один под немецким, а другой под финским флагом. С одного из них был спущен катер, который под белым флагом подошел к «Иосифу Сталину». На борт поднялись несколько парламентеров и прошли на мостик. Затем по корабельной трансляции (как ни странно, она работала) прозвучало: «Старших офицеров просят подняться в рубку». После переговоров, которые продолжались 30–40 минут, из рубки вышли капитан и офицеры без ремней и оружия и спустились в катер. Тот отошел от борта, и с него в рупор было объявлено, что за оставшимися на борту придут баржи, а в случае сопротивления транспорт будет потоплен артиллерией.

Вот как описывает дальнейшие события Тиркельтауб: «Вскоре появился буксир с автоматчиками, который тащил за собой три баржи и какую-то яхту. Буксир бесконечно долго, опасаясь внезапного нападения с нашей стороны, подводил к борту турбоэлектрохода баржи. Наконец это удалось сделать, и последовала команда: «Без оружия переходите на баржи». Началась погрузка. Ребята распихивали по карманам пистолеты, гранаты и переходили на баржи. Я засунул в карман две «лимонки» и тоже последовал за ними. Появилась надежда: главное – достичь берега, а там начнем бой и сумеем избежать плена. Буксир доставил нас в Палдиски к причалу, находившемуся в двухстах метрах от берега, к которому тянулись узкие деревянные мостки на сваях. На причале и мостках – полно автоматчиков. Баржи подводили к причалу по очереди, людей выпускали по одному и тут же обыскивали. В общем, надежда на прорыв угасла. Все припасенное оружие пришлось выбросить в воду. Вот так начался наш плен».

Между тем злоключения остававшихся на борту «Иосифа Сталина» бойцов и командиров продолжались. Полузатопленный транспорт 5 декабря сел на мель между мысами Суурупи и Пакри (западнее Таллина). Раньше немцев на место катастрофы прибыли отряды эстонских националистов «Кайтселийт», учинившие настоящую резню среди советских военнослужащих. Уцелевших защитников Ханко фактически спасли от расправы немцы, но их ждали ужасы фашистских концлагерей.

Живые и мертвые

12 декабря 1941 года командование 8-й отдельной стрелковой бригады, чей личный состав в основном перевозился на судне, сообщило Военному совету Ленинградского фронта, что на судне погибли 1816 военнослужащих бригады.Общие же потери оценивались примерно в 2200 человек. Причем о возможном пленении нескольких тысяч военнослужащих в официальных сводках того времени ни слова не сказано. Всех – живых и мертвых – внесли в список безвозвратных потерь.

Несмотря на эту трагедию и серьезные потери, эвакуация гарнизона Ханко в целом прошла успешно. Из 27 тысяч человек на большую землю было вывезено 22 822, полевая и зенитная артиллерия, 1700 т продовольствия, 1000 т боеприпасов, большое количество оружия и военной техники. Всего за период с 23 октября по 5 декабря 1941 года было совершено 11 боевых походов. Потери Балтфлота составили 11 кораблей и транспортов и 13 катеров.

Читать полностью (время чтения 9 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
25.07.2021