Наверх
9 мая 2021

Какие примеры самоизоляции известны человечеству

Домашняя самоизоляция из-за распространения COVID-19 длится в России уже около месяца, и многие выдерживают ее с трудом. Современный человек привык к множеству социальных контактов, частота которых определяет личный и карьерный успех. Эту тенденцию закрепляет развитие социальных сетей, охвативших к 2020 году большую часть населения Земли (4,5 млрд человек, +9% в 2019 году – данные Hootsuite и WeAreSocial). А скоростные виды транспорта сделали неотъемлемой частью нашей жизни «охоту к перемене мест».

Но так было не всегда. Многие века люди проводили жизнь в родной деревне, практически не выезжая за ее пределы. О том, каково это, можно судить по немногим общинам и племенам, которые и сегодня живут изолированно, избегая лишних контактов. А в тюрьмах и ссылках, где ограничение контактов выступало принудительной мерой, люди научились извлекать из него пользу или как минимум не падать духом, лишившись привычных условий обитания.

Словом, в изоляции жизнь не заканчивается. И накопленный человечеством опыт в эти дни может пригодиться каждому из нас.

Пусть весь мир подождет

Как долго можно протянуть в режиме самоизоляции, если он становится условием выживания? Сотни лет! Об этом свидетельствует судьба «неконтактных народов», обитающих вдали от современного общества. Эти сообщества (их в мире как минимум сотня, по подсчетам BBC) отличают агрессивная защита собственной территории и нежелание меняться под воздействием влияния извне.

Наиболее известное из них – сентинельцы – имеет нетронутую генетическую родословную возрастом практически 60 тысяч лет. Они обитают на небольшом острове в Бенгальском заливе, всего в 50 километрах от индийского города Порт-Блэр. Около 1900 года на берег острова выбрался один из беглых заключенных местной тюрьмы. Спустя некоторое время его тело было найдено властями с множеством ранений от стрел и перерезанным горлом. В 1970-х годах множественные научные миссии раз за разом отгонялись аборигенами от острова – были даже погибшие от их стрел. В итоге индийское правительствоустановило пятикилометровую запретную территорию вокруг острова, дабы предотвратить столкновения.

Сентинельцы невероятным образом сумели пережить цунами, бушевавшее в Индийском океане в 2004 году, укрывшись на самых высоких точках острова. При этом они совершенно незнакомы с добычей железа и огня. Металлы они получают из затонувших кораблей в округе, а огонь сохраняют с помощью специальной системы перемещения тлеющих углей в посуде из глины. Вполне возможно, что их очаг старше многих мировых цивилизаций.

Иначе обстоит ситуация с кочевыми индейцами ава, обитающими в бассейне Амазонки и являющимися «самым уязвимым племенем на планете», по оценке Survival International. Территория их обитания постоянно сокращается из-за незаконной вырубки лесов в регионе. По сути, это современный пример веками повторяющейся ситуации истребления туземных племен под натиском колонизаторов, отбирающих землю и ресурсы.

Усвоив образ белого человека в качестве источника бед, индейцы ава решили максимально оградить себя от цивилизации: забросили земледелие, перешли на кочевой образ жизни. Сегодня они полагаются на свои охотничьи навыки и «дары леса», питаясь диким медом, орехами, фруктами и водой из ближайших источников.В последнее время государственная охрана племени приносит свои плоды: ава живут более-менее спокойно, избегая крупных конфликтов.

В российской истории также известны примеры изолированных сообществ. Так, после церковного раскола XVII века многим старообрядцам пришлось покинуть города. Некоторые селились в глухой тайге семьями, теряя любую связь с большим миром. Пример из недавнего прошлого – семья Лыковых, бежавшая от гонений на веру в 1930-х годах. Более 40 лет она находилась в полной автономии, впервые столкнувшись с цивилизацией только в 1978 году. Из всей семьи в живых осталась только Агафья Лыкова, до сих пор проживающая на заимке в Западных Саянах.

Любопытно, что на фоне нынешней пандемии страна едва не получила «новых Лыковых». 9 апреля жительница поселка Красногвардейский в Свердловской области подала заявление в полицию о пропаже своего брата с женой и тремя детьми. Оказалось, что глава семейства решил спастись от коронавируса в лесу. Беглецы ночевали на ветках деревьев под открытым небом, а за едой собирались приходить в ближайший поселок. В конце концов их нашли полицейские, выписав родителям взыскание о невыполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних.

Сам себе университет

А чем заниматься, если вы попали в вынужденную изоляцию? Не унывать и ценить каждый отведенный час. Этому учит история 115 декабристов, отправленных в сибирскую ссылку. С самого начала они столкнулись с тяжелыми условиями: этапирование шло в условиях строжайшей секретности в ночное время и заняло два года. Но лишения не отбили у заключенных жажду деятельности. После своего приезда в место ссылки, город Петровский Завод (ныне Петровск-Забайкальский), они почувствовали необходимость самоорганизации.

Нужно было самим чинить себе одежду, выращивать еду и готовить, чинить инструменты, в общем, полностью вести общинный быт. Назначались ответственные по хозяйственной части, был создан фонд, куда вносились деньги на добровольных началах.

Но самым важным достижением стала «Каторжная академия». Надо сказать, что еще до отправки декабристов в Сибирь, проанализировав их потенциал (а все они были выходцами из знатных семей и имели блестящее образование), видный государственный деятель Николай Мордвинов рекомендовал Николаю I разослать ссыльных по разным городам, способствуя просвещению отдаленных уголков государства. «Можно было бы образовать из них Академию, при условии, чтобы члены ее занимались лишь вышеназванными науками, и чтобы в библиотеке Академии находились только книги, посвященные положительным знаниям», – писал Мордвинов.

Император остался глух к его увещеваниям, решив, что контролировать декабристов, собранных вместе в одной крепости, будет сподручнее. Но лишить их общественного влияния оказалось проще, чем отбить тягу к самообразованию. Ссыльные устраивали чтения и семинары, собирались в кружки по интересам, дискутируя и обсуждая прочитанные книги и лекции. Многие открыли новые для себя навыки. Павел Бобрищев-Пушкин, по образованию математик, научился работать по дереву и шить одежду. Николай Бестужев, выучившийся на моряка и историка, занимался починкой часов и различных технических изделий.

Петр и Александр Беляевы всего за год смогли перевести шеститомный трактат Эдуарда Гиббона «История упадка и разрушения Римской империи», изучив при этом английский язык с нуля. Было написано множество поэтических и прозаических текстов, которые заключенные читали друг другу. Некоторые занимались живописью: Бестужев написал портреты многих товарищей по несчастью, а Яков Андреевич создал икону Спаса для храма в Чите. Также декабристам удалось получить от начальства музыкальные инструменты, которые считались безвредными в подобных условиях, и организовать квартет и хор.

Пора прибраться

Самоизоляция может служить поводом привести в порядок быт и хозяйство. По крайней мере, так решил Наполеон Бонапарт, после отречения от престола в 1814 году отправленный на остров Эльбав Средиземном море.

223 квадратных километра его новой империи вмещали несколько небольших городков, около 13 тысяч жителей и полторы тысячи преданных солдат. В довольно стесненных условиях для исторической фигуры такого масштаба Наполеон поначалу чувствовал себя превосходно. Ежедневные инспекции территории острова привели его к мысли о необходимости усовершенствования фортификационных укреплений для сдерживания возможной осады.

Население Эльбы в основном составляли рыбаки, торговцы и шахтеры, и Наполеон решительно взялся за развитие экономики своего маленького государства. В частности, он планировал построить доменные печи для выплавки металлов, осушать болота и сажать виноградники. Не был обделен вниманием экс-императора даже проект по акклиматизации шелковичных червей на острове.

При тех управленческих талантах, которыми обладал Наполеон, вполне возможно, что предприятие увенчалось бы успехом и Эльба стала бы центром средиземноморской торговли. Но помешала нехватка денег. По условиям отречения Наполеону назначалась ежегодная пенсия в размере 2 миллионов франков, которые он и собирался направить на развитие острова.Но деньги не выплачивались, и Наполеону не хватало средств даже на собственные нужды. В результате ссылка стала для него в тягость, и он решил бежать. Все закончилось триумфальным, но скоротечным возвращением во Францию («100 дней») и ссылкой уже на остров Святой Елены в Атлантическом океане.

Изоляция по-царски

Если же искать пример по-настоящему угнетающей изоляции, то мало что сравнится с историей заточения царской семьи Романовых в 1918 году, особенно с ее последним этапом – в печально известном екатеринбургском доме Ипатьева.

Были налажены поставки провизии из Новотихвинского женского монастыря, однако большая часть еды не доходила до царской семьи. Питались они в основном кашей вместе с прислугой, порой даже без столовых приборов. Доходило до того, что во время еды члены охраны подходили к столу, пробовали суп из чьей-нибудь миски и усмехались: «Вас все-таки еще ничего кормят». Кроватей не хватало, княжны были вынуждены спать на полу, с утра ежедневно поднимаясь на перекличку, а красноармейцы иногда преследовали их в уборной. Драгоценности и даже некоторые предметы одежды были разворованы.

Однако и сам Николай, и его близкие переносили тяготы заключения стойко, по возможности либо находясь на открытом воздухе в саду, либо проводя время в молитве. Условия, окружавшие их, казалось, никак не роняли достоинства императорской семьи – и так до самой роковой ночи с 16 на 17 июля...

К счастью, сегодня режим самоизоляции не предполагает и малой доли тех трудностей, а закончиться она обещает гораздо быстрее. Пока же можно провести время с пользой для дома, тела и души – в истории найдется вдохновляющий пример на любой вкус.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
09.05.2021