Наверх
16 июня 2021

Поддержать нельзя ограничивать: почему благотворительные организации опасаются за свое будущее

©Shutterstock/ FOTODOM

В ближайшее время вступят в силу несколько важных законодательных изменений, касающихся деятельности благотворительных организаций. Большая их часть направлена на ужесточение регулирования третьего сектора и совсем не радует его представителей. При этом преференции, льготы и стимулы, обещанные отрасли Концепцией поддержки развития благотворительной деятельности в РФ, пока не воплотились в жизнь.

В ожидании перемен

Концепция поддержки развития благотворительной деятельности в РФ на период до 2025 года ставит такие задачи, как повышение эффективности работы некоммерческих организаций (НКО) и развитие массового участия в этой сфере.

Благотворительные организации, отвечающие требованиям к уровню прозрачности их деятельности и квалификации сотрудников, должны получить специальный статус и меры поддержки, такие как дополнительные налоговые льготы. Налоговые стимулы предусмотрены и для жертвователей – физических и юридических лиц. Участие граждан и организаций в благотворительной деятельности и ее финансировании должно стать проще и эффективнее.

Лучшие программы и проекты социально ориентированных НКО должны получить дополнительную поддержку через предоставление госсубсидий и президентских грантов.

Для повышения профессионализма в этой сфере предполагается развивать систему подготовки кадров для благотворительных организаций, в том числе в программах высшего и профессионального образования. При этом деятельность благотворительных организаций должна стать более прозрачной, для этого будет законодательно определен порядок регулярного раскрытия информации о ней. Ожидается, что реализация концепции приведет к росту числа фондов, повышению уровня доверия к ним и увеличению объемов пожертвований.

Между тем на практике пока воплотилось немногое из того, что написано в концепции. Самые заметные перемены в жизни благотворительных организаций в последнее время принесли два нормативных акта – закон о просветительской деятельности и приказ Минюста №170 об утверждении форм отчетности НКО. При этом наиболее важные для отрасли положения о мерах господдержки и налоговых льготах остаются нерешенными.

Трудности просвещения

Поправки в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» были инициированы депутатами от всех четырех фракций, входящих в Комиссию по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, а также сенаторами РФ. По их замыслу, изменения призваны оградить россиян, в первую очередь школьников и студентов, от антироссийской пропаганды.

Закон вводит понятие просветительской деятельности, которая осуществляется вне рамок образовательных программ. Министерство науки и высшего образования РФ и Министерство просвещения РФ смогут лицензировать просветительские проекты.

Поправки раскритиковали ученые, благотворительные организации и даже Счетная палата РФ. По их мнению, они приведут к ограничению деятельности НКО и дискуссионных площадок, создадут предпосылки для «репрессивного и цензурирующего регулирования».

Как выживают благотворительные фонды во время кризиса

Несмотря на это, закон был принят Госдумой, подписан президентом и 1 июня 2021 года вступит в силу. Порядок и условия ведения просветительской деятельности, так же, как и формы контроля за ней, должно определить правительство РФ. Проект соответствующего постановления был опубликован 23 апреля. Согласно этому документу, учебные учреждения и организации с образовательной лицензией больше не смогут организовывать лекции или семинары вне рамок своих образовательных программ, не заключив договор оказания услуг со специалистом. К таким специалистам предъявляется ряд обязательных требований, в частности, не иметь ограничений к занятиям педагогической деятельностью (например, судимость) и принимать участие в реализации общественно значимых инициатив на протяжении не менее двух лет. Если же для занятий приглашается НКО, то такая организация не должна быть иностранным агентом.

Закон содержит достаточно размытые формулировки понятия «просветительская деятельность», отмечает директор благотворительного фонда «Образ жизни» Елена Береговая. Кроме того, он делегирует федеральным органам исполнительной власти отбор организаций, которым будет дозволено осуществлять научно-методическое и методическое обеспечение (сопровождение) образовательной деятельности.

«Это приведет к появлению жестких «рамок соответствия», возможно, не только через существующую систему лицензирования и аккредитации, но и введение дополнительной сертификации или чего-то подобного, а также к стандартизации программ и действий (не в лучшем понимании этого слова), закрытости контактов и ограничению инновационных идей, достигающих наше образовательное пространство. А как же тогда истинная интеграция в мировой образовательный процесс?», – пояснила Береговая.

Иностранный след

Согласно приказу Минюста, НКО должны отчитываться о том, на какие цели они расходуют средства и как пользуются имуществом, полученным от иностранных источников. Приказ вышел еще в 2018 году, но на его исполнение был наложен мораторий, срок которого заканчивается 15 июля 2021 года.

Дело в том, что никто не понимает, как указывать происхождение полученных от компаний пожертвований. «Получить эту информацию непросто, так как она может составлять коммерческую тайну, и доноры фондов не обязаны ее раскрывать», – говорит Елена Береговая.

Организации неоднократно обращались в ведомство с просьбой разработать методические рекомендации по заполнению и представлению форм отчетности, а также разъяснить порядок в случае получения средств от российских компаний с иностранным финансированием.

1 апреля Министерство юстиции выпустило методичку, разъяснив, что НКО следует заполнять информацию об иностранном финансировании благотворителей, только если они осведомлены о косвенных источниках поступления таких средств. Однако как это будет применяться на практике, пока не ясно. «Нарушения в предоставлении отчетности могут привести не только к предъявлению штрафов, но и к ликвидации НКО. Мы видим в сложившейся ситуации существенный риск сокращения пожертвований», – рассказала эксперт.

Многие благотворительные организации опасаются потерять возможность продолжать свою деятельность из-за прекращения моратория, говорит адвокат Дмитрий Семенников. Они практически лишаются возможности получать пожертвования от благотворителей, имеющих иностранное финансирование, так как за каждую копейку будет необходимо отчитываться. Доходы уменьшатся, а расходы увеличатся.

Неподъемное обременение

Самая главная задача и проблема каждой НКО – найти источники финансирования. Некоторые получают госсубсидии, входят в реестр поставщиков соцуслуг, получают президентские гранты. Но такие средства выделяются на конкретный проект или направление, а фонды должны также арендовать помещение, платить зарплаты сотрудникам.

Постепенная, продуманная и стройная система льгот и преференций в части налогообложения оказала бы большую помощь для сектора благотворительности, говорит главный юрист благотворительного фонда «Память поколений» Елена Силина.

Екатерина Бермант: «Cовсем небольшое количество людей переводят деньги на благотворительность осознанно и постоянно»

При этом она подчеркнула, что налоговые льготы для компаний-доноров должны вводиться в разумных пределах и осмотрительно, чтобы не вызывать волну различных схем ухода от налогов. «Так или иначе, на сегодняшний день надо признать, что благотворительность – это невыгодная с точки зрения коммерческой деятельности история, и коммерсанты-благотворители остаются по факту энтузиастами», – отметила она.

Вместе с тем значимой проблемой можно считать полное отсутствие или недостаточность льгот для самих благотворительных организаций. Они уступают коммерческим структурам с точки зрения финансовых ресурсов, но на практике равны с ними по обязательствам в области уплаты налогов, коммунальных платежей и арендной платы за помещения. Для некоторых НКО эти расходы становятся неподъемными, и они вынуждены сворачивать свою деятельность.

Кроме того, не до конца урегулированы вопросы размещения социальной рекламы и освещения деятельности благотворительных организаций в СМИ – льготные механизмы отсутствуют, информация о благотворителях приравнивается к рекламе.

Необходимо менять подходы к налоговому бремени благотворительных организаций, согласен сотрудник регионального благотворительного общественного фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Кирилл Барский. «Мы платим налоги из денег, которые нам жертвуют доноры, или из грантовых средств. Других доходов у нас нет, мы же не коммерческая организация. А между тем эти деньги могли бы пойти на помощь людям», – пояснил он.

Кроме того, множество недостатков у действующей сегодня конкурсной системы, в которой вынуждены участвовать НКО для получения грантов. Например, Московский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом объявляет тендер на проведение информационной кампании по профилактике ВИЧ-инфекции и гепатитов В и С в Московской области. Согласно 44-ФЗ, выделить деньги без конкурсной процедуры нельзя. Но зачастую наряду с НКО в торгах участвуют коммерческие компании. В результате выигрывает тот, кто предложит выполнить задание за меньшую цену, а не профильная организация, которая занимается решением проблемы много лет.

Стимулирующие налоговые и финансовые меры предусматривает законодательство ряда зарубежных стран, подчеркнул эксперт Ассоциации юристов России, председатель Всероссийского движения «Волонтеры экологи» Адам Калиматов. Например, в США благотворительные организации освобождаются от налогообложения в результате процедуры налоговой̆ классификации. Благотворитель получает налоговый вычет: физлица – не более 50% суммы дохода, юрлица – до 10% налогооблагаемой базы. В Канаде благотворительные организации не облагаются налогом на доход. Благотворители-физлица получают налоговый кредит, юрлица – налоговый вычет. В Германии установлен налоговый вычет для жертвователей-юрлиц (до 0,4% налогооблагаемого дохода) и физлиц (до 20% дохода).

Кроме того, практикуются другие виды государственной финансовой поддержки, такие как национальная лотерея, отчисление процента от подоходного налога физлиц, государственное софинансирование частных пожертвований университетам, создание благотворительных фондов за счет средств от приватизационных сделок, партнерство государства и благотворительных фондов.

Помоги себе сам

Благотворительные организации, хоть и не могут выступать субъектами законодательной инициативы, но в рамках своей работы на различных экспертных площадках при органах власти могут стать помощниками, трансляторами идей, влиять на принятие управленческих решений, считает Елена Береговая. «В целом можно сказать, что НКО-сектор стремится участвовать во всевозможных рабочих группах, но их процент невысок, так как многие видят смысл своей работы в решении текущих потребностей благополучателей. Но много и таких, у кого в штате работают квалифицированные кадры с необходимым для такой работы набором компетенций», – рассказала она.

По словам Елены Береговой, представители госструктур готовы прислушиваться к ним, но для того, чтобы слышать друг друга, необходимы четкие регламенты взаимодействия, механизм фиксации принятых решений, оформление их статуса. Все это повышает уровень доверия друг другу, а значит, способствует эффективному решению задач, подчеркнула эксперт.

Само участие в законотворческой деятельности подпадает под одну из форм политической деятельности, поэтому задача НКО состоит не в этом, а в предоставлении экспертного мнения и многолетней практики, полагает юрист Ассоциации грантодающих организаций «Форум доноров» Дмитрий Денисов. Иногда они принимаются во внимание, а иногда и нет. По его словам, учет мнения не обязательно равен его отражению в соответствующем документе, и нередко встречаются разумные, аргументированные возражения со стороны соответствующего ведомства. В целом же работа представителей профильных НКО в разного рода советах и рабочих группах достаточно эффективна и помогает органам власти получить независимые, профессиональные и практикоориентированные предложения. Такой механизм служит повышению взаимного доверия между органами власти и НКО.

Широкому сообществу благотворительных организаций не удается участвовать в законотворческой деятельности, так как у них отсутствует единый координирующий центр, считает Елена Силина. По ее мнению, подобная структура могла бы информировать НКО, которые хотят и могут принимать деятельное участие в законотворчестве, о намерениях провести круглый стол, поучаствовать в рабочей группе и т.д. В случае появления такого центра достаточно большое количество фондов будет готово активно включиться в обсуждение законодательных проблем и разработку решений, убеждена эксперт.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
16.06.2021