Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Почему мы празднуем 8 Марта?"

Проще всего сказать, что мы празднуем 8 Марта потому, что семьдесят с лишним лет прожили в СССР: советским властям не подходил в качестве всенародного церковный праздник День святых жен-мироносиц, а нравился придуманный социалистками-суфражистками день женской борьбы непонятно за что. Но, если разобраться, мы празднуем этот день из-за того, что еще в свои советские школьные годы привыкли к нему как к легальному поводу признаться в любви.Праздник непослушания

Непраздничная у нас страна. То есть некоторое количество «красных дней» в календаре имеется, но нет по их поводу никакого общественного согласия. Как праздник, так сразу полемика в прессе и вопрошания угрюмых журналистов: а что, дескать, празднуем, чему радуемся, когда впору громко каяться и посыпать главу пеплом? На каждый из праздников — сорок чемоданов компромата, у каждого вдоль и поперек изучено «личное дело» и в анкете найдено что-нибудь сомнительное — то чуждое социальное происхождение, то исторически установленный факт самозванства (как, например, у 23 февраля, в который день и разложившаяся царская армия, и новорожденная красная гвардия особенно резво драпали от немцев, наступавших на Петроград). И какой, главное, праздник ни возьми — у каждого в истоке большая или малая кровь. Ну, на то и «красные дни».
Но вот вроде бы 8 Марта — вполне мирный праздник, какие тут могут быть кровь и смертоубийство? Ну, собрались социалистки из разных стран на конгресс в Копенгагене в 1910 году и постановили по предложению Клары Цеткин праздновать Международный женский день. Сначала отмечали его в разные дни марта, а с 1914-го (в последний мирный март перед кровавой мировой бойней) договорились праздновать его именно 8-го.
Так вот, насчет этого праздника есть тоже кровавая (хотя и красивая) версия. Социалистки, конечно, были безбожницами, но, так сказать, безбожницами в первом поколении и Библию, конечно, знали. А в Ветхом Завете есть несколько книг, главными героинями которых выступают великие — с точки зрения Священной истории — женщины. Одна из самых вдохновляющих для поборниц женского равноправия — «Книга Есфири».
Дело там — в самом кратком изложении — вот как было. У великого персидского царя Артаксеркса была красавица жена — царица Астинь. И вот однажды царь, расчувствовавшись на пиру, велел евнухам позвать царицу, «для того чтобы показать народам и князьям красоту ее». Но царица Астинь была, видать, дама с характером и «не захотела прийти по приказанию царя, объявленному чрез евнухов». То есть дала понять, что не оказал ей Артаксеркс должного уважения. Царь, разумеется, разгневался не на шутку, велел разослать по стране грозный циркуляр на вечную тему «кто хозяин в доме?» («чтобы всякий муж был господином в доме своем»), а строптивую Астинь с позором удалил от себя. И по всему царству персидскому было объявлено что-то вроде конкурса на замещение вакантной должности царицы. Победила в нем прекрасная иудейка Есфирь, скрывшая при этом свое происхождение — ну не имела права еврейка участвовать в царском «конкурсе красоты», а как хотелось!
И как раз в это время фаворит Артаксеркса, второй человек в Персии, всесильный Аман, задумал погубить всех иудеев, еще оставшихся в Персии, не вернувшихся на родину после счастливого конца вавилонского плена. Царь в Амане души не чаял и отдал ему иудеев со всеми потрохами на полное истребление — жребием выбран был день, на который назначили всеперсидский еврейский погром. Об этом рассказали Есфири в надежде, что она, любимая жена Артаксеркса, спасет свой народ от гибели.
Но вот какая штука — за пятьсот лет до рождества Христова нравы при персидском дворе были жестокие, и не могла даже любимая жена царя запросто прийти к супругу в опочивальню без его специального приглашения. Причем под страхом смерти! А царь не звал Есфирь вот уже тридцать дней, что не было хорошим знаком.
Три дня молилась Есфирь Богу, а потом все-таки решилась ради спасения народа своего пожертвовать даже и жизнью, если царь при виде ее (да еще узнав, что она еврейка) не сменит гнев на милость. Взяла двух служанок и пошла к Артаксерксу.
Библия бесстрастно сообщает: «Царь же сидел тогда на царском престоле своем, облеченный во все одеяние величия своего, весь в золоте и драгоценных камнях, и был весьма страшен». А дальше и того хуже: «Обратив лице свое, пламеневшее славою, он взглянул с сильным гневом». От такого взгляда, не сулившего ничего доброго, Есфирь упала в обморок, но тут и случилось чудо: «И изменил Бог дух царя на кротость, и поспешно встал он с престола своего и принял ее в объятия свои, пока она не пришла в себя». И так расчувствовался, что пообещал исполнить любое желание красавицы жены. «Хотя бы до полуцарства»,— настойчиво повторяется в Библии.
Словом, Есфирь не только отвела беду от своего народа, но и упросила царя разослать по всей стране грозный приказ, разрешающий иудеям объединиться и отомстить всем врагам своим, причем именно в тот самый день, который назначил для погрома тут же повешенный с десятью своими взрослыми сыновьями Аман.
Библия про этот день сообщает: «И прочие Иудеи, находившиеся в царских областях, собрались, чтобы стать на защиту жизни своей и быть покойными от врагов своих, и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч, а на грабеж не простерли руки своей. Это было в тринадцатый день месяца адара; а в четырнадцатый день сего же месяца они успокоились и сделали его днем пиршества и веселья».
Четырнадцатый день месяца адара по лунно-солнечному иудейскому календарю приходится как раз на перелом от зимы к весне, конец февраля — начало марта. Евреи празднуют в эти дни пурим — самый свой шумный и веселый праздник, в который даже предписано напиваться. Название этого праздника пошло от слова «пур» — «жребий». Тот самый жребий, который бросал Аман, чтобы выбрать день истребления евреев.
Такая вот жестокая, но красивая история, и в центре ее — две женщины, которые не послушались обычая, которые пошли наперекор ему: первая (не забудем царицу Астинь) ради чувства собственного достоинства, вторая — ради спасения своего народа и истребления его врагов.
Истовым революционеркам — «красной Кларе» и ее подругам не могли не нравиться такие характеры. Может быть, и в самом деле вспомнили они «Книгу Есфири». Так или иначе, но Международный женский день задуман был именно как «праздник женского непослушания», праздник борьбы эмансипированных особ за свои права, и первые лет пятьдесят именно так воспринимался.
Между тем в России всегда был и остается свой всенародный женский день — церковный праздник День святых жен-мироносиц (отмечается в третье воскресенье после Пасхи, в этом году — 29 апреля). После распятия Иисуса Христа, когда даже апостолы оставили своего Учителя, женщины ночью, рискуя жизнью, пошли ко Гробу Господню. Мария Магдалина, Мария Клеопова, Саломия, Иоанна, Марфа, Мария, Сусанна несли масло, чтобы совершить обряд погребения по всем правилам. Так, именно женщины стали первыми свидетелями воскрешения Христа.
Властям СССР это, разумеется, не подходило. Другое дело — 8 Марта: подразумевалось, что обездоленные и бесправные «международные женщины» борются в странах капитала за свои права, а наши советские — счастливые и освобожденные — им всячески в этом славном деле сочувствуют и помогают.
«Сладкая парочка»

Но, слава Богу, бороться бесконечно нельзя. Время идет, страсти утихают, а 8 Марта остается, наполняясь мало-помалу совсем другими — сугубо мирными и симпатичными смыслами и чувствами. Ровесники и современники, учившиеся в школе в шестидесятые—семидесятые годы, не дадут соврать: в те пуританские еще времена 23 февраля и 8 Марта воспринимались как своеобразная «сладкая парочка». Сначала, понятное дело, девочки поздравляли мальчиков, то есть писали на милитаристских открытках всякую предписанную чепуху насчет «желаю тебе свято исполнить свой гражданский долг» и т.д. Но кто ж эту бодрую дребедень читал? Читали подпись, а ежели подписи не было, гадали до умопомрачения: кто? Кто меня выбрал?
Ну и, конечно, мы, мальчишки, надписывая свои открытки перед 8 Марта, ровным счетом ничего не думали про борьбу угнетенных женщин за свои права. Какие там еще права? Мы думали, как бы это так по-особенному написать, чтобы произвести впечатление и чтобы волнующий диалог не ограничился двумя репликами (меня поздравили — я поздравил), а продолжился бы за пределами разрешенной формальности. И бывало ведь продолжался, и кончалось все, как полагается в сказках, свадьбой.
У «них» там гремели фанфары и салюты, перетаскивались туда-сюда знамена и красные гвоздики, прославлялись война и борьба, а у нас тут, «внизу», имелась в виду — совершенно наоборот — любовь.
Не уставайте желать!

А вообще говоря, с советскими праздниками у нас все-таки неладно, и что-то надо с этим делать. Не пора ли назначать им ровно то содержание, которое они выдерживают, не превращаясь в «ответственные мероприятия» или идеологические разборки?
Весна начинается, в воздухе носится что-то этакое, и хочется всех знакомых женщин поздравить и обласкать, но сидишь как дурак и вспоминаешь, какую каждая из них позицию (общественную, политическую, конфессиональную) — занимает по поводу женского дня. Перепутав, можно ведь и нарваться: разлетишься со всей душой, с цветами, духами и конфетами, а в ответ тебе — холодным душем, оскорбленно: «И знать не хочу такого праздника!» А иная: «У меня каждый день — 8 Марта!»
Да ведь даже и не жалко: посмотришь на неузнаваемо изменившуюся за последние десять лет жизнь и подумаешь, что действительно всякий день теперь в гораздо большей степени «женский», чем десять-пятнадцать лет назад.
Такое чувство, что женщин в России стало значительно больше, чем при советской власти. Статистика этого впечатления никак не подтверждает: пропорции примерно те же. Но это означает тогда, что женщины в России стали заметнее, что гораздо большему числу граждан женского пола подходит ответственное слово «женщина».
Раньше ведь какой пейзаж открывался беспристрастному взгляду? Относительно небольшое количество женщин среди множества «баб», «теток», «телок» и прочих невразумительного пола существ, в глазах у которых вековая тоска, в руках — сумки с картошкой, а дома хмельной мужик на диване. И вот — как-то даже и незаметно, подспудно — накопилось новое качество, и пейзаж радикально изменился.
При этом жизнь легче и проще не стала — стала она, напротив, тяжелей и сложней. Причем перемены ударили прежде всего по женщинам. Ни для кого не секрет, что в соответствии с жестокими надобностями рынка сокращают и увольняют их первых. Но они же первые, видать, и научились ориентироваться в новой жизни. Смотришь, бывает, и не узнаешь: в глазах — энергия, в движениях — целеустремленность и вся фигура выражает волю.
Жизнь, конечно, тяжела и сложна, но в ней вдруг появилось столько всего завлекательного, чего можно (и положено по природе) желать женщине, что в ней самой женского стало гораздо больше, чем раньше.
«Чего хочет женщина, того хочет Бог»,— сказал давным-давно какой-то мудрец. Значит, чем больше женщина хочет, тем основательнее надежда, что Бог не отвернулся от людей.
Конечно, 8 Марта приходится на православный Великий пост, в который не полагается пиршеств и плотских удовольствий. С другой стороны, сказано ведь: «Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры» (Мф. VI, 16).
Так что — не уставайте желать и не унывайте, дорогие женщины!

АЛЕКСАНДР АГЕЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK