Наверх
3 августа 2020

Страшные-страшные сказки

О том, какие фильмы показали в первые дни Каннского фестиваля, почему на Катрин Денев нарисовали карикатуру, как шутят члены жюри и кого можно встретить на приеме у мэрии в репортаже специального корреспондента журнала «Профиль» из Канн.

Стулья для папарацци и коктейли для бомжей

Каждый год в середине мая центр киномира перемещается в Канн, где проходит главный кинофестиваль планеты. Киножизнь кипит не только во Дворце фестивалей, но и на знаменитой набережной Круазетт. Всегда важно и интересно, рекламы каких картин украшают дорогие отели на набережной и, прежде всего, Intercontinental Carlton – ведь такая реклама стоит безумных денег. В этом году между окнами Carlton висят постеры нового «Безумного Макса». По бокам от гостиницы показывают трейлер очередного «Терминатора». По центру – большая инсталляция долгожданного полнометражного мультфильма о бигле Снупи. Где-то рядом – анонс нового мультфильма Disney и Pixar – «Головоломка». На одном из отелей неподалеку – постер картины «Она» от автора «Основного инстинкта» Паула Верхувена. Уже который год подряд новый фильм из серии «Голодные игры» оккупирует гостиницу Majestic Barrière. Особенно эффектно символ картины – пылающий огонь (анимированный) – смотрится в вечернее время. Забавно, что на одном из постеров написано «Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть II» по-русски.

В Канне каждый год есть две официальных фотографии. Одна из них висит на фестивальном дворце, другая – на здании мэрии. На первой в этом году изображена Ингрид Бергман, которой в 2015 исполнилось бы сто лет. Фотографию эту в дни фестиваля можно встретить и в витрине почти каждого магазина в Канне. Дочь Бергман и Роберто Росселлини, актриса и режиссер Изабелла Росселлини, возглавляет жюри второй по важности официальной каннской программы «Особый взгляд». На другом фото – танцующий на красной каннской дорожке Квентин Тарантино: так в 2014-м он забавлялся, когда в Канне чествовали двадцатилетие выхода «Криминального чтива». В честь открытия такого изображения каждый год около мэрии устраивают утренний прием. Зайти туда может любой человек с улицы. Забегаю на пять минут. Людей с фестивальными аккредитациями почти не замечаю, модной каннской публики – тоже, зато много явно случайно зашедших старичков. Еды уже не осталось, но коктейли все еще смешивают. Завсегдатаи фестиваля рассказывают, что на прием иногда подтягиваются и местные бомжи, которых никто не прогоняет.

EPA / TASS
©

Еще за день до открытия через дорогу от фестивального дворца растянулась шеренга закрепленных на определенных местах стульев. Это работа самодеятельных папарацци: чтобы не лишиться этой драгоценности, они охраняют стулья по очереди. Главное для них – увидеть красную дорожку. Картинки тут можно наблюдать самые живописные: лежащий на коленях молодой женщины щенок таксы, спящая старушка.

Жюри поделили по-братски

Фильмом открытия стал «С высоко поднятой головой» Эмманюэль Берко с Катрин Денев и Бенуа Мажимелем в главных ролях. Конечно, они поднялись и по лестнице. На кинодиве Денев было странное, неаккуратно выглядящее розово-черное платье. Печально известный журнал Charlie Hebdo в итоге разместил на своей обложке карикатуру на Денев: на рисунке она похожа на толстое квадратное чудовище. Среди голливудских звезд, прошедших по дорожке, были Натали Портман (ее режиссерский дебют «Повесть о любви и тьме» по Амосу Озу покажут на фестивале), Наоми Уоттс, сыгравшая в конкурсном «Море деревьев» Гаса Ван Сента, и Джулианна Мур. Последней на церемонии открытия вручили награду за лучшую женскую роль, которую та не сумела получить в прошлом году. На платьях Уоттс и Мур были перья. Также по лестнице поднялась Оскароносная Люпита Нионго в летящем зеленом наряде. Среди французских звезд были замечены актриса Эмманюэль Дево и актер и режиссер Гийом Гальенн.

Каннская церемония открытия всегда лаконична (длится около тридцати минут). Одним из центральных событий этого года стал эффектный балет, поставленный хореографом и мужем Натали Портман Бенжаменом Мильпье. Он был посвящен «Головокружению» Хичкока. Внимание уделили и Ингрид Бергман: ведущий церемонии Ламбер Вильсон попросил весь зал закрыть глаза, а, когда зрители их открыли, то увидели портрет актрисы. Кульминацией вечера стало представление членов жюри. Впервые его возглавят сразу два президента: братья Итан и Джоэл Коэны.

EPA / TASS
©

На пресс-конференции все члены жюри сошлись на том, что для них приглашение в Канн стало радостным сюрпризом. Коэны раньше не участвовали в работе ни одного жюри, к тому же они впервые будут смотреть в Канне кино, а не участвовать в конкурсе. Актер Джейк Джилленхол то и дело шутит на разные темы и говорит о том, что это невероятная удача – смотреть лучшие картины первыми в мире. «И смотреть кино бесплатно!» – добавляет похожий на хоббита мексиканский режиссер Гильермо дель Торо. Звезда фильмов Альмодовара Росси де Пальма корчит карикатурную счастливую рожу, изображая реакцию на звонок из Канна. У Коэнов спрашивают, будут ли все члены жюри ходить на сеансы вместе или отдельно. Джилленхол отвечает: «Ну, кто-то будет в группе Итана, кто-то – Джоэла» – все смеются.

Три сестры по-японски

Первым фильмом основного конкурса стал «Дневник Умимати» (другое название – «Наша младшая сестра») японца Хирокадзу Корээда. Он один из фирменных Каннских режиссеров, его «Сын в отца» получил два года назад приз жюри. «Дневник Умимати» развивает любимую Корээда семейную тему и, в частности, тему бросающих детей инфантильных родителей и рано взрослеющих детей (подобные мотивы были и в его Каннском фильме «Никто не узнает»). Главные героини «Дневника Умамати» – три девушки около двадцати лет. Их отец 15 лет назад ушел к другой женщине, а мать не выдержала и в итоге тоже уехала, предоставив совсем еще юных девочек самим себе. Старшая дочь заменяет сестрам мать. Она самая мудрая и взрослая. Однажды отец девушек умирает, и на его похоронах они встречают свою сводную младшую сестру. Та теперь осталась совсем одна (мать тоже умерла). Девушки предлагают ей переехать в их дом в другом городе. Так начинается новая глава в их жизни. Картина, во-первых, замечательна с визуальной точки зрения. В ней и разные времена года, и цветущая вишня, и море, и бенгальские огни, и уютный дом сестер с открытой верандой. Во-вторых, актерская игра удивительно естественна. В-третьих, несмотря на кажущуюся благостность, это отнюдь не бесконфликтная картина, просто поданы эти внутренние конфликты героинь очень тонко. Это фильм, в первую очередь, о важности семейных нитей, о том, что в семье необходим человек, который будет хранить очаг, даже если это потребует жертв. В картине много Прустовских мотивов: память о прошлом воскрешают вкусовые ощущения. Подслушав разговоры западных коллег и поговорив с одной русской, выяснила, что они считают фильм слишком тихим и спокойным. Мол, непонятно, должна ли такая картина быть в Каннском конкурсе. По-моему, должна. Ведь эпатаж и радикализм – это хорошо, но «Дневник Умимати» на фоне подобных лент – глоток свежего воздуха. После него начинаешь больше ценить жизнь.

Fuji Television Network
©

Вторым конкурсным фильмом стала англоязычная «Сказка сказок» итальянца Маттео Гарроне. Автор «Гоморры» экранизировал одноименный сборник XVII века Джамбаттисты Базиле, первую в европейской литературе книгу фольклорных сказок  (их сюжеты стали широко известны позже, в изложении Шарля Перро и братьев Гримм). В фильме рассказаны три истории об итальянских королях. Королева с лицом Сальмы Хайек не может забеременеть, но в результате рожает с помощью магии фактически от морского дракона. Другой король (Тоби Джонс) случайно выдает дочь замуж за великана, а также выращивает огромную блоху. Король-сладострастник (Венсан Кассель) влюбляется в девушку с чудесным голосом, а та оказывается страшной старухой. О смыслах фильма можно дискутировать, но точно одно: рассказанные в нем истории – универсальны. Замечательно, что Гарроне решил показать истинную природу сказки – страшную, пугающую. Но много в фильме и комического. Барочно избыточная картина удивительно придумана визуально, ее образы врезаются в память. Будь то поедающая огромное сердце Хайек, погружающиеся под воду мальчики-двойники-альбиносы (так они ближе к чудищу – погибшему отцу) или обнаженная дева с длинными рыжими волосами, напоминающая о картинах прерафаэлитов. И, главное, картина Гарроне не похожа ни на что.

Apula Film Commission
©

В заключение пара слов о показанном в Канне внеконкурсном «Безумном Максе: дороге ярости». Если вы еще не успели посмотреть только что вышедший в российский прокат фильм – непременно сделайте это. Такого вы еще не видели. Новая картина автора оригинальной трилогии Джорджа Миллера бьет по всем органам чувств, вызывая смесь восхищения и отвращения (многие персонажи уж слишком антиэстетичны). Безумная энергия,сумасшедший монтаж и игра с цветом, плюс феминистский пафос – Каннский зал аплодировал как минимум после четырех сцен. И, конечно, во время финальных титров.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
03.08.2020