18 апреля 2019
USD EUR
Погода

Шоковый сценарий: 100 рублей за доллар, $30 за баррель

Представьте себе: рубль продолжает падение, в марте 2015 года его курс к доллару составляет 1 к 100. Нефть дешевеет, цена барреля нефти марки Brent опускается до $30. Дыра в российском бюджете, сверстанном на три года вперед с учетом цены на нефть в $98, составляет в этом случае 3 триллиона рублей. «Профиль» поговорил с экспертами разных областей рынка и предположил, что будет с Россией при таком «шоковом» сценарии.

Бюджет

Каждый потерянный доллар в цене на нефть оборачивается для российского бюджета сокращением приблизительно в $2 млрд ежегодно, подсчитали в BBC Russia. Цена нефти в конце 2014 года оказалась вдвое ниже, чем в 2013-м. Это значит, что вдвое сократились поступления от экспортеров, которые составляют около половины бюджета страны. Такое падение цены на нефть уже сократило доходы государства на четверть, уверен финансовый аналитик FxPro Александр Купицкевич. Если падение цены продолжится, бюджетная дыра станет еще более необъятной.

Под нож попадут прежде всего социальные программы. Сократятся и оборонные расходы. Новое масштабное ослабление рубля может спровоцировать сверхвысокую инфляцию. Придется затягивать госфинансовые пояса, прогнозирует руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. Инфляция снова будет двузначной и даже может превысить прошлогодние рекордные 11,4%. Низкие цены на нефть — это надолго. Единственный шанс спасти бюджет — пересчитать заложенную среднегодовую цену нефти как минимум в $50–55 за баррель. Хотя даже в этом случае бюджетный дефицит достигнет 3% ВВП, считает Масленников.

Рынок труда: диктатура работодателя

Государственные компании уже начали масштабное сокращение фондов оплаты труда. Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в интервью «Коммерсантъ FM» заявил, что внутри всего холдинга «Газпром-Медиа», куда входят и телеканалы, и издательство, было принято решение сократить фонд оплаты труда на 10%. Впрочем, сохранить зарплаты работников госкомпаний можно: путем сокращения штата.

Госкомпаниям, работающим в сфере нефтегазовой добычи и вынужденным покупать оборудование за рубежом, тоже придется несладко, считает Александр Купицкевич из FxPro. «Внешнее финансирование закрыто, рублевые рынки дают деньги под «ломбардные» проценты, а государственная помощь ограничена резервами, которые не бесконечны. Так что госкомпаниям явно придется ужаться в ближайшие годы. Не исключаю, что работа в таких гигантах, как «Роснефть» и «Газпром» перестанет быть такой привлекательной, как в предыдущие годы», — пессимистичен он.

Людям с завышенными зарплатными ожиданиями и тем, кто привык к бонусам крупных компаний, придется пересмотреть свой бюджет, считает представитель Job.ru Анна Чуксеева. Пострадают банковская сфера и сфера недвижимости. При этом, учитывая опыт 2008 года, вырастет спрос на антикризисных специалистов, андеррайтеров и коллекторов, объясняет Чуксеева.

Зато спрос на специалистов по продажам не только не снизится, но сильно возрастет, прогнозирует директор по исследованиям HeadHunter Глеб Лебедев. Спрос будет расти на тех, кто умеет приводить клиентов и живые деньги. Вероятно, что их процент от сделок даже вырастет, уверен он. При этом зарплаты не сократятся, но по факту покупательская способность из-за растущей инфляции уменьшится.

Еда: молоко и хлеб подорожают на 10%, зарубежные товары — на 40%

Опасности дефицита не будет: полки магазинов продолжат пополняться отечественными и импортными товарами независимо от скачков курса, считает генеральный директор сети супермаркетов SPAR Ритэйл Максим Гришаков. Ассортимент изменится во всех магазинах независимо от ценового сегмента. Цена на продукты вырастет, но уже в зависимости от их происхождения.

Полностью импортные товары подорожают пропорционально росту курса валют, то есть в полтора-два раза. Импорта в российских магазинах станет меньше: к середине 2015 года доля зарубежных продуктов может упасть до 15–25%, подсчитал Гришаков. В первую очередь подорожают импортный алкоголь, «сезонные» овощи (томаты, огурцы) и фрукты (цитрусовые, яблоки, бананы, хурма) — здесь цены вырастут на 40%.

Товары, произведенные в России из импортного сырья, — мясные деликатесы (колбасы, карбонат, буженина), часть консервов и шоколад — подорожают на 30%. Но в этом сегменте цены будут держаться на прежнем уровне чуть дольше: срок хранения позволяет ритейлерам сделать запас на 1–1,5 месяца, объясняет Максим Гришаков. «Некоторые магазины постараются искусственно удержать цены, не заключая договоров с поставщиками, которые будут необоснованно завышать стоимость продуктов. В то же время некоторые поставщики попытаются сыграть на сложившейся ситуации и сохранить цены на прежнем уровне за счет собственной маржинальности. Но такого валютного давления не выдержит даже самая большая маржа», — считает он.

Охлажденное мясо (курица, говядина и свинина) в большинстве своем производится в России, поэтому резко не подорожает. Как и другие основные группы товаров: молоко, хлеб, крупы, «суповой набор» (картофель, морковь, свекла, лук). Из-за растущей ставки по кредитам, которая увеличит расходы производителей, цены на продукты первой необходимости вырастут на 10–15%.

Кафе и бары: котлета вместо стейка, водка вместо виски

При сторублевом долларе ресторанный бизнес ждет коллапс, считает сооснователь сети баров «Дорогая, я перезвоню» Дмитрий Левицкий. Четверть российских ресторанов закроется, остальные будут вынуждены балансировать между повышающими цену поставщиками и сокращающими расходы покупателями. «Конечно, есть заведения, которые спокойно могут утроить цены, — их постоянные клиенты этого даже не заметят. Но «народные» кафе и бары такого себе позволить не могут», — считает Левицкий. Сеть «Дорогая, я перезвоню» еще перед Новым годом сделала закупку алкоголя на три месяца вперед. Но даже несмотря на это, с февраля цены на алкоголь в барах повысятся на 10%, рассказывает Левицкий.

Импортные продукты и алкоголь будут расти пропорционально росту доллара, то есть подорожают минимум в полтора раза. «Покупателю придется мириться с любой ценой виски — ведь в России умеют делать только водку», — комментирует Левицкий.

Чтобы не шокировать посетителей взлетевшим в несколько раз прайсом, рестораторы будут всеми способами удешевлять состав своего меню. Место стейка займет мясная котлета — но по цене цельного куска мяса.

Тортики, пирожные, макаруни и прочие радости нехудеющей части населения подорожают в 4–5 раз, рассказывает основатель сети пекарен Bakery by Men Григорий Кочетков. Миндальная пудра — секретный ингредиент французских сладостей — подскочет до 300 тыс. рублей за 100 кг. Уже сейчас кафе переходят на систему ручного производства: Кочетков планирует сам молоть ту самую муку из миндаля. Но и это вряд ли поможет — уютные европейские пекарни за углом останутся в истории докризисной России.

Одежда и обувь: «мертвый сезон»

Большая часть одежды на полках российских магазинов — это импорт из Азии или Европы. Одежда закупается за соответствующую валюту — доллары, евро или юани. Поэтому для прежнего объема закупок на следующий сезон ритейлерам придется выложить двойную рублевую сумму. Закупка на $100 тысяч весной равнялась 3,4 млн рублей. Сегодня на такой же объем товара придется потратить 5,4 млн рублей, подсчитала глава компании Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс. А через несколько месяцев тот же объем закупок обойдется около 8 млн рублей.

Прибыль магазинов в предстоящем сезоне вплотную приблизится к нулю, оборот сократится на 20–30% — денег на закупки по новым рублевым ценам у них просто не будет. Если в конце прошлого года одежному ритейлу помог ажиотажный спрос ноября-декабря, вызванный стремлением конвертировать рубли в товар, то в следующем сезоне рынок ожидает глухое затишье. Выживать магазинам придется за счет снижения качества одежды и обуви.

Российские торговые марки (Insity, Sela, Kira Plastinina, Savage, Baon), несмотря на свое отечественное происхождение, пострадают довольно сильно. Так называемая российская одежда тоже производится за рубежом, в Китае и иногда странах Европы, и компании ведут расчет в валюте. Единственное спасение для российских брендов — сокращение себестоимости коллекции. Производители выберут более дешевую ткань и фурнитуру, качество одежды в целом снизится.

Немного легче придется крупным иностранным брендам: Россия для них — малая доля в их глобальном обороте. Для группы Inditex (Zara, Bershka и др.) Россия составляет меньше 5%, для H&M и Uniqlo эта цифра вообще менее 1%. Они могут себе позволить работать на российском рынке «в ноль». В условиях оттока конкурентов они займут еще большую долю рынка, считает Анна Лебсак-Клейманс.

Самый тяжелый удар придется на средний и «средний плюс» сегменты — магазины Vassa, Sara Pachini, Luisa Cerano. Их покупатель пойдет или в масс-маркет или, наоборот, станет покупать вещи реже, но дороже.

Люксовый сегмент переживет взлет доллара спокойно. «Основные потребители топ-люкса, может быть, купят меньше — но яхт, а не сумок. В период мирового кризиса 2008 года продажи компаний Hermès и Louis Vuitton только выросли», — рассказывает Анна Лебсак-Клейманс.

Торговые центры поднимут стоимость аренды своих площадей вслед за ростом доллара. Магазины одежды, чья прибыль и без того на нуле, уйдут в менее дорогие точки. Москва зазияет нежилыми окнами бывших торговых небоскребов. Чтобы выжить, владельцам больших ТЦ придется или сокращать собственную маржу, чтобы удержать кого-то из арендаторов, или самим покупать франшизы западных одежных брендов и заполнять пустующие площади, объясняют в Fashion Consulting Group.

Автомобили: пересядем на «китайцев»

Отечественные автопроизводители обанкротятся, поскольку оборудование для заводов в основном закупается за рубежом, а в самих автомобилях высока доля импортных комплектующих, рассказывает генеральный директор информационно-аналитической группы Rusmet Виктор Ковшевный. На рынке останутся те модели, которые содержат меньше всего импорных комплектующих. Это ряд моделей Волжского автомобильного завода и некоторые Renault. Но и они подорожают на 20–30%, считает исполнительный директор Объединения автопроизводителей России Игорь Коровкин.

Другие модели тех же производителей подорожают на 50–60%. Многие марки средней ценовой категории вообще уйдут с российского рынка, а падение производства внутри России сократится как минимум в три раза, считает Коровкин.

Отечественных производителей леговых автомобилей на российском рынке сменят китайцы. «Россия попытается перейти на валютные сделки без участия доллара, — говорит Виктор Ковшевный, — и Китаю будет выгодно в обмен на наше сырье поставлять сюда машины». По его словам, в Китае сейчас производят автомобили всех разновидностей, в том числе и легковые бюджетные авто. Они будут дешевле, чем российские аналоги, уверен Ковшевный, но по качеству заметно уступят автомобилям европейского и японского производства. Авто, ввозимые из Европы, подорожают вдвое, рассказывает Коровкин.

Банки: ставки по кредитам выше 40%

Инфляция перевалит за 20%, а Центробанк поднимет ключевую ставку до 25–30%, пессемистичен директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. Такими же, по его словам, станут ставки по депозитам. Ставки по кредитам при таком раскладе будут начинаться от 40%. «Этот достаточно радикальный сценарий может реализоваться уже в феврале», — добавляет Разуваев.

Никита Масленников из Института современного развития отмечает, что многое будет зависеть от того, как долго проживет «шоковый» курс. Если это будут только две торговые сессии, то процентные ставки скорее всего не изменятся, рассуждает эксперт. Но если курс доллара продержится на таком уровне неделю, рынок запаникует.

Недвижимость: судьба дольщиков под вопросом

Ставка по ипотеке увеличится до фактически «запретительной» ставки в 30%. И вряд ли потребитель массово согласится в долгосрочной перспективе нести такую долговую нагрузку, считает аналитик компании Pro Consulting Cliobal Limited Наталья Круглова. Кроме курса валют, ставку по ипотеке во многом определит финансовое положение застройщиков, которое, судя по всему, будет непростым. «К 2016 году цены на жилье в долларовом выражении упадут на 10–15%, и примерно на столько же снизится спрос, — продолжает Круглова. — При этом цены в рублях будут расти в пределах инфляции». Под большим вопросом оказывается судьба дольщиков. Дома, в которые они вложили свои деньги, могут просто не достроить. «Все будет зависеть от того, удастся ли застройщикам избежать волны банкротств, вероятность которой очень высока при снижении реальной цены квадратного метра и падении продаж», — заключает эксперт.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK