Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Юлия ТИМОШЕНКО: «Янукович просто сам не понимает, что говорит»"

Юлия Тимошенко, выступившая одним из лидеров «оранжевой революции» в Украине, сегодня в оппозиции. Что она будет делать дальше, Тимошенко рассказывает в интервью «Профилю» в свой день рождения (27 ноября).— Какая конфигурация оппозиции складывается после перехода в нее «Нашей Украины»?

   — Четкая конфигурация оппозиции уже известна. Это политическая сила, которую я возглавляю, плюс объединение с частью депутатов из фракции социалистов и вошедшей в наш блок партией «Реформы и порядок». Сегодня существует одна оппозиция в парламенте и, собственно говоря, в стране. И это правильно. Как не может быть двух властей, так не может быть и двух оппозиций.

   Для страны лучший вариант, если все патриотические и демократические силы в Украине объединятся. Быть во власти вместе с откровенно работающей мафией и не испытывать чувства стыда могут только люди с атрофированными понятиями чести и совести. Я рассчитываю, что здоровое ядро партии и фракции «Наша Украина», представленное достаточно знаковыми политиками, все-таки повлияет на партию и фракцию, чтобы НУ наконец перешла в оппозицию и вошла в оппозиционное объединение патриотических сил.

   — Если это объединение все-таки произойдет, то кому достанется главенствующая роль в оппозиции?

   — Определять главенствующую роль в оппозиции — все равно что назначать того, кто первым должен подняться из окопа под пули. Достаточно посмотреть, с каким трудом, превозмогая самих себя, некоторые политики не просто переходят, а сползают в оппозицию, изо всех сил карабкаясь назад. Потому что в оппозиции есть такие «привилегии», как испытывать на себе репрессии, оскорбления со стороны власти, дискриминацию, работать в достаточно тяжелых условиях возрождающегося в Украине авторитаризма.

   Только общество вправе определить, кто из политиков достойно и последовательно работает в оппозиции. И тогда не надо будет решать, у кого выше рост, шире плечи. У оппозиции хватит работы для всех, потому что ошибки и злоупотребления этой власти требуют очень мощного противодействия. И не нужно здесь соревноваться.

   — Все-таки хотелось бы узнать, на что претендует НУ?

   — В оппозиции можно претендовать только на черную, изнурительную работу, без поощрений и наград.

   — Недавно я общалась с высокопоставленным чиновником из нынешнего кабмина, говорили о коррупции. Он спросил: «Вы можете сказать, кто из министров не ворует?» Если все министры действительно коррумпированы, то какая разница между «голубой» и «оранжевой» властью?

   — Любая власть предрасположена к самообслуживанию. Но чем отличается период, когда я возглавляла правительство, от сегодняшней, «голубой» власти? Да тем, что тогда не могли воровать поголовно 100% чиновников. Да, нечистоплотных людей на высоких государственных должностях было достаточно, поэтому в «оранжевом» лагере и разгорелись коррупционные скандалы. Но были также люди с принципами, с высокими моральными требованиями к себе. И я твердо могу сказать, что, по крайней мере у некоторого числа министров во главе со мной, было искреннее желание убрать аморальность и воровство из власти.

   — В Верховной Раде (ВР) должен рассматриваться закон об оппозиции…

   — Закон не будет рассмотрен в ближайшее время исключительно по одной причине — у представителей нынешней власти не хватает гражданского мужества создать в стране оппозицию с сильным статусом, с определенными правами, инструментами и в то же время с ответственностью. Не такую оппозицию, которая имеет право лишь выступать с трибун, а ту, которая может серьезно контролировать власть.

   К сожалению, люди, представляющие власть в Верховной Раде и кабинете министров, оказались банальными политическими трусами, не готовыми к открытости и подконтрольности. Депутаты фракции Партии регионов прилагают все силы, чтобы убрать из закона об оппозиции элементы, которые дают оппозиции право контроля. Например, они отказались даже от норм собственного законопроекта, где предусматривалось, что оппозиция должна возглавлять бюджетный комитет, формировать Счетную палату Верховной Рады. Почему? Понятно, что они хотят создать бесконтрольную власть, которая в результате будет разлагать и себя, и общество.

   — Сейчас много говорят о том, что голосование в ВР по бюджету будет обменено на принятие законов по ВТО. На каких условиях оппозиция проголосует за бюджет?

   — Увы, в политике процветает такой постыдный бартер, когда власть как бы дарит стране определенные законы, отвечающие национальным интересам, в обмен на право красть, на право составлять теневой бюджет. В обмен на создание преференций своим предприятиям в свободных экономических зонах. В обмен на уничтожение социальной сферы и наращивание государственного долга. Такой бартер аморален, потому что вступление Украины в ВТО при правильно сбалансированных протоколах с другими странами должно стать прорывом в развитии Украины, в освоении новых рынков. И обменивать ВТО на теневой бюджет — должностное преступление.

   — На каких условиях «Блок Юлии Тимошенко» все-таки проголосовал бы за этот бюджет?

   — За этот бюджет — ни на каких. Потому что этот бюджет финансово и политически составлен неграмотно. Он предусматривает стремительное увеличение государственного долга страны. «Оранжевая» власть почти на 7,3 млрд. грн. сократила государственный долг, а нынешний кабинет министров планирует увеличить этот долг в 2,5 раза, потратив при этом только на его обслуживание 14 млрд. грн. до 2011 года. Рассчитываться за этот долг будет не одно поколение украинцев. Это первый недостаток бюджета. Второй — введение 16 налоговых новаций, которые серьезно увеличивают фискальное давление на предпринимателей. Бюджет предусматривает снижение налогового давления для корпораций, принадлежащих членам Партии регионов. Это не понравится ни одному инвестору, который хотел бы вложить деньги в Украину. У нас 80—85% населения находятся за чертой бедности. Люди верили, что придет батька Янукович и решит все проблемы. А он плюнул на пенсии, на заработные платы. Зато усовершенствовал систему зарабатывания денег «РосУкрЭнерго» за счет безграмотного повышения тарифов на все и вся. Если есть необходимость повышать тарифы, это нужно делать поэтапно, синхронизируя с ростом доходов населения. Хочу спросить: для кого этот бюджет создавался?

   — Работу президента вы столь же жестко оцениваете?

   — Политик политика оценить объективно не может. Поскольку политики, которые представляют да еще и возглавляют разные политические силы, все равно где-то глубоко в подсознании, даже будучи партнерами, остаются конкурентами. Поэтому любая оценка будет субъективной. А объективная оценка — та, которую даст политику общество на очередных выборах. На парламентских выборах 2006 года наша политическая сила по сравнению с прошлыми выборами утроила свой результат. Президентская команда получила поддержку избирателей, почти в 3,5 раза меньшую по сравнению с президентскими выборами 2004 года. И об этом приходится только сожалеть.

   Политики, конечно же, имеют право вести дискуссии в кулуарах. Они должны уметь договариваться. Но только до тех пор, пока кулуарные договоренности не пересекают ту черту, за которой общество перестает понимать и политика, и договоренности. Как человек, не чужой президенту, я хотела бы пожелать ему всегда помнить, где черта, которую в кулуарных договоренностях нельзя переступать.

   — Складывается впечатление, что у секретариата правительства очень много функций, дублирующих функции кабмина. Какие задачи, по вашему мнению, должны выполнять секретариат и Совет национальной безопасности и обороны?

   — Считаю, что секретариат вместе с СНБО должны заниматься только одной задачей — отменой конституционной реформы, разрушившей систему власти в Украине. Сегодня в стране патовая ситуация, когда президент и премьер находятся в оппозиции друг к другу. Одна часть кабинета министров, причем существенная — министр иностранных дел и министр обороны, — находится в оппозиции к премьер-министру и другой части правительства. Премьер-министр, министр обороны и министр иностранных дел исповедуют разные стратегии развития государства. В парламенте коалиция создается между политическими силами, являющимися радикальными идеологическими антагонистами. В этой ситуации ни у президента, ни у премьера нет времени заниматься государственными вопросами, потому что они круглосуточно должны защищать имеющиеся у них полномочия и противостоять попыткам оппонента оттяпать их.

   Конституционная реформа породила политический каннибализм — кто кого из конкурирующих центров влияния съест в первую очередь. Может, кому-то со стороны это состязание и нравится, но стране оно несет губительные последствия. Эффективность управления страной принесена в жертву политическому проекту прошлого режима. Нужно приложить огромные силы, чтобы из власти убрать дуализм. Убрать совершенно нерабочую и несовместимую с качественным государственным управлением модель.

   Старый вариант Конституции, существовавший при Кучме, — не панацея. По старой Конституции власть президента была бесконтрольной и безответственной. В Украине возник авторитаризм, общество ни на что не влияло. Поэтому надо отменить реформу и принимать новую редакцию Конституции, создавать документ, который не интересы отдельных политиков будет лоббировать, а обеспечит органичную, сбалансированную систему управления страной. У нас была президентско-парламентская форма правления, сейчас — парламентско-президентская. Но обе системы власти содержали элементы двойственности, когда президент и премьер были конкурентами, а не одной командой. Когда неизбежным было противостояние этих ветвей власти. Кучма, имея сильную власть, каждый год «зачищал» премьера, как только тот набирался опыта и начинал более или менее эффективно работать. Своевременно устранял возможного конкурента. А сегодняшняя ситуация усугубила эту двойственность в исполнительной вертикали настолько, что приводит к развалу государственного управления. В обеих системах один недостаток: и президентско-парламентская, и парламентско-президентская формы власти в нашей украинской редакции бесконтрольны и безответственны перед обществом.

   — Вы полагаете, должна остаться президентско-парламентская форма правления?

   — Нужно выбирать. В принципе, при правильном распределении полномочий и президентско-парламентская, и парламентско-президентская формы правления могут работать эффективно. Это доказала мировая практика. Просто в наших реалиях и к одной, и к другой модели политики прикручивают какую-нибудь несовместимую с балансом и гармонией деталь, преследуя, конечно же, свои, амбициозные интересы. И тогда система государственного управления выглядит уродливо.

   — Каким вы видите свое возвращение во власть и как скоро?

   — Хотелось бы вернуться во власть исключительно на основе выбора народа. Я не хочу, чтобы мне мешала работать или снимала меня с постов очередная политико-бизнесовая мафия. Я хочу быть зависимой только от выбора народа, а не от продажных политиков, которые торгуют принципами и национальными интересами страны.

   — Возможны ли досрочные парламентские выборы?

   — Не исключено. Мне кажется, наш народ выбирать будет не по роликам и биллбордам, а по тем делам, которыми занимаются политики, когда приходят к власти. Я хочу, чтобы люди становились политически мудрее.

   — С 2007 года газ будет стоить $130 за тысячу кубометров. Это нормальная цена для украинской экономики?

   — Мне, как и каждому гражданину страны, врезалась в память фраза: «Улучшение вашей жизни уже сегодня». Это главный месседж, который перед выборами Партия регионов передавала всеми возможными рекламными способами. Я думаю, всем, кто голосовал за Партию регионов, надо поставить перед собой табличку «Ваша жизнь улучшится уже сегодня» и сравнить написанное с ежедневными изменениями. Можно еще взять цитату Януковича о том, что, придя к власти, он вернет прежние цены на газ, и сравнить с другой его цитатой: «130 — самая лучшая цена газа для Украины, которая вообще существует в мире». Этот человек просто сам не понимает, что говорит. Ему с утра перед чашкой кофе надо пересматривать свои рекламные ролики времен избирательной кампании.

   — Почему Россия не поддержала Януковича в газовом вопросе?

   — Во-первых, Россия поддерживает не Януковича и не Мороза. Россия — и за это ее стоит уважать — отстаивает свои национальные интересы. Россия поддерживает продажных политиков, готовых сдать страну и на этом немножко заработать. Помните фразу Рузвельта: «Это, конечно, сукин сын, но это наш сукин сын». К сожалению, в Украине целый сонм сукиных сынов.

   — В прошлом году вы обещали опубликовать компромат на «РосУкрЭнерго». Почему не опубликовали?

   — Не компромат. Мы собираем материалы, подтверждающие коррупционную суть «РосУкрЭнерго». Все украинское общество и весь мир интуитивно ощущают, что это глобальная коррупция. Но чтобы собрать доказательства, находясь не во власти, а в оппозиции, нужно время. Мы собрали критическую массу этих документов и передали международной структуре, занимающейся независимыми расследованиями коррупции в системе добычи, транспортировки и торговли нефтью и газом. Мы очень надеемся на то, что не карманные генеральные прокуроры, руководители служб безопасности и Министерства внутренних дел будут расследовать коррупцию тех, кому они подчиняются, а адекватное заключение даст независимая международная структура.

   — СП «УкрГазЭнерго» собирается поставлять нефть в Украину и перерабатывать ее на Кременчугском НПЗ. Как вы оцениваете расширение присутствия «РосУкрЭнерго» в Украине?

   — А еще тем, кто стоит за «РосУкр- Энерго», отдано монопольное право экспортировать электроэнергию и эксплуатировать титановую отрасль. И еще много чего. Думаю, хозяевам «РосУкрЭнерго» осталось переименовать свою структуру, назвав ее просто — Украина. И чтобы она делала все: добывала и транспортировала газ, нефть, вырабатывала и продавала электроэнергию. Ставила своих министров, своих премьеров. Неплохо было бы, чтобы главный менеджер «РосУкрЭнерго» поучаствовал и в президентской кампании. Я считаю, что эта структура, пользуясь жадностью высших чиновников, пожирает Украину. Поэтому я хочу как можно скорее прийти к власти, чтобы этой гидре и тем, кто ее крышует, поубавить аппетит. Я могу назвать фамилии, но не хочу быть бездоказательной. Подойдите сегодня к любому депутату, выключите диктофон и попросите, чтобы он шепотом сказал, кто стоит за «РосУкрЭнерго».

   Каждый депутат назовет фамилии, причем все назовут одни и те же. А сказать о них публично не хочу не потому, что боюсь их. У меня нет страха, но я хочу обрести ту власть, которая позволит собрать доказательства и привлечь этих людей к ответственности.

   — Какова ваша позиция относительно вступления Украины в НАТО?

   — Две группы политиков поставили Украину на эту растяжку «НАТО — не НАТО», тем временем решая свои меркантильные проблемы. А страна продолжает думать: так все-таки НАТО или не НАТО? Нужно рассказать стране, что это такое, провести хотя бы одну общественно значимую дискуссию, дать высказаться всем политикам, которые разбираются в этом вопросе. Но я вам скажу, что в парламенте 90% народных депутатов не понимают, что такое НАТО, не знают деталей, нюансов. Поэтому последовательность должна быть такая: первое — хорошая информационная кампания, которая даст народу Украины возможность разобраться, кто есть кто. Второе — спросить народ. И третье — принять решение.

   — Не опасаетесь ли вы повторения сценария с Павлом Лазаренко в отношении себя?

   — Параллели между мной и Лазаренко не имеют под собой никаких оснований. Мы разошлись в политике задолго до того, как он получил свои неприятности. Я не суд, чтобы сказать, справедливо ли он наказан. Но мы очень разные люди, и сегодня я это понимаю как никогда. Поэтому мой путь резко отличается от того пути, по которому шел Павел Иванович, когда был в политике.

   — Сейчас все уголовные дела в отношении вас закрыты?

   — Не просто закрыты, а закрыты в то время, когда я была в оппозиции, и закрыты не одним и не тремя, а сорока шестью судьями, которые составляют две коллегии Верховного суда — военную и уголовную. Если такое число судей пришло к выводу, что в моих действиях и действиях моей команды во времена работы ЕЭСУ не было ни одного нарушения закона, значит, этому надо верить.

   — Вы будете бороться за право стать президентом Украины в 2009 году?

   — Я никогда не держалась за высокие кресла, если понимала, что на данном этапе мне не дадут проводить в жизнь те принципы, которым служу. Но я буду бороться за власть на каждых выборах, чтобы как можно меньше зависеть от высокопоставленных политических бонз и как можно больше зависеть от выбора нации.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK