Наверх
15 июня 2021

Война на "кухне погоды": как Германия тайно вела метеорологические наблюдения в Арктике

Запуск метеозонда на станции Haudegen

©Ullstein Bild/Vostock Photo

Точные и своевременные метеопрогнозы играют важную роль для ведения военных действий, в первую очередь – авиации и флота. С началом Второй мировой войны Германия лишилась доступа к информации о метеоусловиях в северных регионах, ранее предоставлявшейся по международному обмену.

В связи с этим немцам пришлось спешно создавать собственную систему сбора метеорологической информации в Арктике, которую по праву называют «кухней погоды». Задачи были поставлены перед метеорологическими службами военно-морского флота (Marine-Wetterdienst) и военно-воздушных сил (Wetterdienst der Luftwaffe). Выполнение их было сопряжено с большими трудностями и опасностями. Для получения сведений использовались суда погоды и подводные лодки, самолеты метеоразведки, обслуживаемые или автоматические наземные и плавучие метеостанции, иногда тайно размещенные на вражеской территории. Рассказываем о малоизвестных страницах секретной войны.

Ловцы штормов и ураганов

Субмарины показали себя не самым эффективным средством для метеонаблюдений, поскольку не имели специального оборудования и не могли работать во льдах. Поэтому командование кригсмарине предпочитало использовать надводные суда. Выбор пал на «пахарей» Северной Атлантики – рыболовные траулеры, обладавшие отличной мореходностью, дальностью плавания и опытными экипажами – настоящими «морскими волками». С сентября 1939-го большинство этих судов было мобилизовано и использовалось в качестве сторожевых кораблей, тральщиков и т.п. Члены команды – рыбаки стали военнослужащими и получили соответствующие воинские звания, но на некоторых траулерах они так остались гражданскими людьми. На борту судов погоды обычно находилось 15–19 моряков и около 10 метеорологов.

Вот что вспоминает адмирал Фридрих Руге в книге «Война на море 1939–1945 гг.»: «В 1940 г. к западу от района операций должны были постоянно находиться две из немногих действовавших в океане подводных лодок, которые доносили о тамошней погоде. В сентябре 1940 г. паровой рыболовный траулер «Заксен» был направлен для метеорологических наблюдений к побережью Восточной Гренландии и несколько недель подряд радировал о своих наблюдениях из различных мест. В 1941 г. это судно, в связи с намечавшимся рейдом «Тирпица», произвело ледовую разведку в Датском проливе, а затем на 86 дней направилось для метеорологических наблюдений в район острова Ян Майен».

В общей сложности в качестве судов погоды в годы войны Германия использовала до полутора десятков судов WBS (Wetterbeobachtungs-Schiff). Они должны были, проскользнув через блокадную завесу союзных кораблей и самолетов, выйти в назначенный район и несколько месяцев нести службу. Как правило, без надежды на помощь и спасение в случае аварий, болезней и атак врага.

Захваченное  США судно погоды WBS 11 "Экстернштейн" входит в порт Бостона

TopFoto/Vostock Photo

Опасные рейсы

Были случаи, когда германские суда погоды гибли, затертые льдами, гибли во время штормов и ураганов. Но чаще их топили или захватывали англичане или американцы. Так, в ночь с 23 на 24 октября 1940-го потоплен артогнем трех британских эсминцев WBS 5. Погибло девять членов экипажа. Плот с уцелевшими моряками позже подобрал норвежский траулер.

Разгадка "Энигмы": как англичанам удалось взломать шифры вермахта

WBS 6 «Мюнхен» 17 мая 1941-го захвачен к юго-востоку от Исландии британским эсминцем «Сомали». В руки англичан попали таблицы настройки шифровальной машины «Энигма». Чтобы скрыть это, они распространили информацию о потоплении «Мюнхена».

Судно WBS 3 было потоплено английскими кораблями 28 июня 1941 года в 300 милях к северо-востоку от Ян-Майена. И в этом случае британцам тоже удалось захватить кодовые книги, части шифровальной машины «Энигма» и другие секретные документы.

WBS 1 был затоплен экипажем у побережья Гренландии 17 июня 1943-го, часть моряков и метеорологический отряд попали в плен, других эвакуировал немецкий самолет. WBS 11 затерло льдами у побережья Восточной Гренландии после высадки метеорологической партии, 16 октября 1944 года судно захватили американцы.

В ряде случаев судам погоды приходилось участвовать в спасательных операциях. Так, «Заксенвальд» (Sachsenwald) привлекли к поискам уцелевших моряков потопленного «Бисмарка». Судно возвращалось в порт после 50-суточной службы в Северной Атлантике, когда в два часа ночи 27 мая 1941-го получило приказ следовать в район гибели линкора. Несмотря на штормовую погоду со встречной волной и ветром, атаку английского бомбардировщика, к 13 часам следующего дня «Заксенвальд» прибыл в заданный квадрат. После длительных поисков удалось обнаружить спасательный плот с двумя членами экипажа «Бисмарка».

Персонал метеостанции в Гренландии сдается морякам Береговой охраны США

TopFoto/Vostock Photo

Полеты за облаками

Собственную службу метеорологической разведки (Wekusta) создало и люфтваффе. Дальнюю воздушную метеоразведку в Северной Атлантике немецкие ВВС вели с начала 1940 года и после оккупации Норвегии распространили ее на Арктику. Самолеты базировались на авиабазах в Банаке и Ваернес. Их район действия простирался от Ян-Майена и Исландии на юге до Шпицбергена и Земли Франца-Иосифа на севере, от Гренландии на западе до Новой Земли и острова Вайгач на востоке.

Использовались самолеты с большой дальностью полета – «Фокке-Вульф-200» («Кондор»), «Хейнкель-111», «Юнкерс-290», а также гидросамолеты – «Дорнье-26» и шестимоторный монстр «Блом унд Фосс-222» («Викинг»). Всего существовало 11 эскадрилий воздушной разведки, в каждую из которых входило от 3 до 12 самолетов. Они несли серьезные потери – за годы войны погибло около 200 пилотов и метеорологов. Самолеты люфтваффе не только собирали метеоданные, но и высаживали персонал, доставляли оборудование. А еще обеспечивали их снабжение и эвакуацию, устанавливали автоматические метеостанции на удаленных островах и сбрасывали плавучие метеобуи.

Человеческий фактор

Однако полностью полагаться на перечисленные выше методы сбора метеорологических данных было нельзя. Немецкий орнитолог и полярный исследователь Ганс-Роберт Кноеспель предложил высаживать осенью в отдаленных пунктах Арктики отряды с метеорологической аппаратурой. Они должны были передавать наблюдения за погодой до начала таяния льдов следующим летом.

Полярная зима практически лишала противника возможности ликвидировать такие станций даже в тех случаях, когда их удавалось запеленговать и определить точное местонахождение. Кноеспель не только нашел решение проблемы, но и сам отправился на одну из метеостанций в качестве начальника. Он погиб в 1944 году, допустив роковую ошибку при обезвреживании мины.

Для размещения полярников были спроектированы стандартные сборные жилые модули размером три на три метра. Стены, крыша и пол представляли собой двухслойные панели из фибрового картона, заполненные утеплителем, смонтированные на легком каркасе. Такая конструкция облегчала транспортировку и сборку модулей метеостанций.

Сотрудники метеогруппы "Хаудеген" выгружают снаряжение и припасы на Шпицбергене, сентябрь 1944 года

Ullstein Bild/Vostock Photo

В период с 1941 по 1945 годы в арктических районах (острова Медвежий, Восточная Гренландия, Шпицберген и архипелаг Земля Франца-Иосифа) были развернуты 15 наземных метеостанций – 10 ВМФ, три ВВС и две военной разведки Абвера. Однако первая попытка развертывания станции была предпринята в 1940 году, когда с норвежского китобойного судна в Восточной Гренландии немцы высадили четырех метеорологов. Блин вышел комом: группу быстро обнаружили и пленили англичане.

Медвежья услуга повара

Несколько немецких метеостанций действовали в советской Арктике. Одна из них называлась «Кладоискатель» (Schatzgräber) и работала на острове Земля Александры (архипелаг Франца-Иосифа). Решение по созданию этой метеостанции было принято командованием германского ВМФ летом 1943 года. 19 сентября судно погоды WBS 7 под эскортом подводной лодки U-387 вышло из норвежского порта Тромсё и взяло курс к острову Земля Александры. На борту находилась метеорологическая группа из 10 человек во главе с лейтенантом Макусом.

Группу подготовили основательно. Для жилья и работы отправили сборные домики, оружие, боеприпасы и запасы продовольствия на два года. Перед отправкой подчиненные Макуса прошли специальную подготовку по выживанию в Арктике в учебном центре, расположенном в горах Силезии.

Как накануне войны немцы выведали секреты Севморпути

Морской переход прошел без происшествий, и 22 сентября экспедиция достигла намеченного района высадки на берегу бухты Северная, расположенной на юго-востоке острова. Станцию развернули примерно в полукилометре от берега на высоте 50 метров над уровнем моря. В пяти километрах – на случай аварийной ситуации – оборудовали резервное убежище с запасом продовольствия, радиостанцией и палатками.

17 октября станция начала вести метеорологические измерения, а с 1 ноября – регулярно отправлять радиограммы с собранными данными, в том числе от радиозондов. С ноября 1943-го по июль 1944 года было передано 739 метеосообщений, запущено 125 радиозондов и 39 шаров-пилотов.

Интересно, что в 150 км от немецкой метеостанции – в бухте Тихая – находилась советская, но о существовании соседей ни те, ни другие не подозревали. В музее Государственного природного заказника федерального значения «Земля Франца-Иосифа» хранится множество артефактов с немецкой метеостанции, включая фотографии со сценами повседневной жизни ее обитателей. По ним можно узнать, что кроме выполнения служебных обязанностей немцы занимались охотой, катались с ледника на лыжах, читали книги и слушали пластинки с музыкальными записями.

В мае 1944 года с самолета «Фокке-Вульф-200», пилотируемого опытным полярным летчиком обер-лейтенантом Штанке, было сброшено продовольствие и снаряжение для метеостанции. Кроме того, летчик обследовал прилегающую территорию в поисках подходящего места для посадки в случае экстренной эвакуации станции, что оказалось весьма своевременной мерой.

Несчастье к обитателям «Кладоискателя» пришло неожиданно. 30 мая метеоролог Герхард Валлик и матрос обер-ефрейтор Вернер Бланкенбург подстрелили белого медведя. Бланкенбург, выполнявший на станции обязанности повара, хотел порадовать товарищей, почти восемь месяцев питавшихся исключительно консервами, свежим мясом. Он приготовил традиционное немецкое блюдо – рубленое или молотое сырое мясо с небольшим количеством соли.

Это было ошибкой, приведшей к тяжелым последствиям. Бланкенбург, отведавший больше других сырой медвежатины, через несколько дней почувствовал боль в ногах, температура поднялась до 40–41ºС. В течение месяца заболели остальные полярники, за исключением Герхарда Гоффмана – парамедика-вегетерианца, который не изменил своим принципам.

Больные страдали от сильных головных и острых мышечных болей, симптомов менингита. Их лица, плечи и ноги сильно опухли, а руки и глаза, мышцы живота и шеи воспалились. Все испытывали проблемы с кожей, подобные крапивной сыпи, диарею и рвоту, в результате чего были сильно обезвожены.

Сообщение о странной болезни передали на «большую землю», и медики военно-морских госпиталей в Тромсё и Осло дистанционно поставили точный диагноз: трихинеллёз – острая инфекция, вызываемая круглым червем трихинеллой. Переносчиками могут быть животные. Современные российские биологи, изучающие популяцию белых медведей на Островах Франца-Иосифа, установили, что до 90% хищников заражены паразитами.

Учитывая тяжелое состояние личного состава метеостанции, было принято решение направить на Землю Александры самолет с доктором и медикаментами. Между тем начальник метеопартии Дреес требовал от начальства немедленно всех эвакуировать.

7 июля 1944 года из авиабазы Банак вылетел «Кондор» (командир – все тот же Штанке). По плану, доктор должен был прыгнуть с парашютом, но Штанке решил приземлиться на недавно разведанном участке побережья в нескольких километрах от метеостанции. Совершить мягкую посадку не получилось – подломилась одна из стоек шасси, и взлет «Кондора» стал невозможным. На следующий день спасательная партия пешком добралась до метеостанции. Осмотр больных показал, что без эвакуации не обойтись. Был направлен запрос на доставку запчастей и инструмента для ремонта шасси. И 9 июля шестимоторная летающая лодка BV-222 сбросила на остров все необходимое. Стойку шасси отремонтировали уже на следующий день. Оставалось подготовить площадку для взлета.

Кажется невероятным, чтобы у тяжелобольных немецких полярников, с критически высокой температурой, хватило сил добраться до места посадки самолета и построить рампу. Но факт остается фактом: через 12 часов «Кондор» был готов подняться в небо. Личные вещи и оборудование станции пришлось бросить. 11 июля самолет благополучно приземлился в Трондхейме.

Германское командование планировало осенью отправить на Землю Александры новую метеорологическую партию, но от этой идеи в итоге отказались. Решили послать подводную лодку с задачей – снять ценное оборудование и установить автоматическую метеостанцию. Субмарина вышла из Нарвика 9 октября 1944-го и направилась к острову. Но в 80 милях от Земли Александры лодка столкнулась с мощными льдами, преградившими дальнейший путь. Экипажу пришлось действовать по запасному варианту – поставить автоматическую метеостанцию на Новой Земле.

Найден немецкий крейсер – участник вторжения вермахта в Норвегию

Станцию «Кладоискатель» обнаружили советские летчики в 1947 году. В 1950-х годах она использовалась нашими метеорологами. Позже здесь была построена новая метеостанция, а все немецкие сооружения снесены.

Следует отметить, что до лета 1990 года сохранялись минные поля, установленные немцами для защиты от возможного нападения. Их обезвредили только после того, как участники экспедиции Норвежского полярного института передали советским властям карту этих полей, нарисованную членом экспедиции «Кладоискатель» Рудольфом Гарбати.

В августе 2016 года, воспользовавшись теплой погодой, очистившей от снежного покрова территорию бывшей немецкой метеостанции, группа сотрудников Государственного природного заказника федерального значения «Земля Франца-Иосифа» впервые провела детальное исследование. Среди остатков жилых помещений, складов и аварийной взлетной полосы было найдено и внесено в каталог около 600 различных предметов.

В частности, обнаружили остатки военно-морской формы, патроны, ручные гранаты и противопехотные мины, метеорологические справочники, астрономические таблицы, журналы и книги. В брошенной немцами библиотеке нашли томик «Приключений Тома Сойера». Были найдены и консервы, включая баночки португальских сардин, на этикетках которых указывалось, что они предназначены для продажи в США.

Удаленный доступ

Метеослужба кригсмарине активно использовала автоматические наземные метеостанции, в основном устанавливаемые с подводных лодок, а реже с судов погоды. В 1942–1944 годах в Северной Атлантике, Арктике и на Аландских островах было поставлено не менее 13 станций типа WFL, выпускавшихся фирмой «Сименс». Комплект оборудования состоял из десяти цилиндрических контейнеров весом 100 кг. Для передачи данных служила антенна высотой 10 метров. WFL имели датчики температуры, скорости и направления ветра. Питание – никель-кадмиевые батареи, рассчитанные минимум на шесть месяцев работы. Информация о погоде передавалась каждые три часа.

Всего было произведено 26 таких станций WFL. Их устанавливали на Шпицбергене, Новой Земле, островах Магеройя (север Норвегии), Ян-Майен, Медвежий, даже в Северной Америке – на полуострове Лабрадор и Аландских островах.

Метеостанция "Хаудеген"

Ullstein Bild/Vostock Photo

Особый интерес представляет история автоматической станции WFL 26 «Курт», которую тайком доставили на американский континент. Для выполнения задачи 18 сентября 1943 года подводная лодка U-537 вышла из Киля и направилась к берегам Лабрадора. При переходе через Атлантику субмарина, находившаяся в надводном положении, попала в жестокий шторм и получила серьезные повреждения, лишившие ее возможности погружаться. Однако поход продолжила и 22 октября стала на якорь в бухте Мартин-Бей, что на северном побережье Лабрадора.

Прикомандированные метеорологи с помощью 10 членов экипажа приступили к установке оборудования метеостанции. На близлежащих холмах выставили несколько часовых. Остальные подводники занялись ремонтом корабля.

Были детально продуманы меры для маскировки «Курта» на случай обнаружения противником – на контейнерах нанесли надписи Canadian Meteo Service, разбросали вокруг пустые пачки из-под американских сигарет. Через 28 часов станция была готова к работе, а также завершен ремонт U-537. Субмарина направилась на боевое патрулирование в район Большой Ньюфаундлендской банки. На базу лодка вернулась только 8 декабря 1943-го.

По неизвестным причинам радиосвязь с «Куртом» была потеряна уже через месяц. Только в 1977 году канадский геоморфолог Петер Джонсон обнаружил WFL 26. Ученый посчитал, что нашел канадское военное оборудование, то есть маскировка идеально сработала три десятилетия спустя. Он даже присвоил станции наименование Martin Bay 7.

Раскрыл секрет Третьего рейха бывший инженер фирмы «Сименс» Франц Зелингер. Во время работы над книгой об истории фирмы он обнаружил секретные документы, касающиеся станции «Курт», и проинформировал о ее местонахождении Канадский департамент национальной обороны. Поисковая группа в 1981 году снова нашла станцию. В настоящее время этот уникальный экспонат времен войны демонстрируется в Канадском военном музее в Оттаве.

Кто был последним?

Вильгельм Деге

Ullstein Bild/Vostock Photo

Принято считать, что военнослужащими Третьего рейха, позже всех продержавшимися после капитуляции Германии, был экипаж подводной лодки U-977. «Бородатые мальчики», как адмирал Карл Дениц называл своих подводников, 17 августа 1945 года сдались властям Аргентины.

Однако это мнение ошибочно – еще дольше оставался на боевом посту личный состав метеогруппы «Хаудеген» (Haudegen), которой командовал лейтенант Вильгельм Деге. Группа несла службу на Шпицбергене, обеспечивая метеосводками люфтваффе. Она не была эвакуирована до окончания боевых действий, хотя такая возможность рассматривалась в конце апреля 1945-го.

Связь с Большой землей прекратилась 24 мая. Тем не менее личный состав станции с немецкой педантичностью продолжил вести метеонаблюдения и научные исследования острова. По приказу Деге передавался сигнал бедствия на радиочастотах, используемых союзниками.

В итоге SOS получили норвежцы и снарядили за немецким гарнизоном судно. На его борту Вильгельм Деге и подписал акт о сдаче в плен последнего подразделения вооруженных сил капитулировавшей Германии. Под документом кроме своей подписи немецкий офицер поставил и дату – 4 сентября 1945 года.

Читать полностью (время чтения 10 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
15.06.2021